12 Apr 2018, 12:48

Мультфильм про девочку которая не чистила зубы

Share

https://www.7ya.ru/article/Rebenok-zapersya-v-komnate-i-otkazyvaetsya-razgovarivat/

За год на Землю падает до 500 кг марсианского метеорита.

Кенди-Кенди – это аниме, которое больше похоже на экранизированный роман. Оно необычайно легкое и интересное. Это история сироты, которая выросла в доме Пони. Аниме описывает судьбу рыжеволосой девочки с веснушками Кенди от самого её рождения до 17 летия. Это все 115 серий увлекательной и неожиданной её жизни. Судьба подарила ей всё и верных друзей, и любовь, и счастье, и богатство, и бедность, и горе, и даже смерть и крах всех её надежд. Но Кендисс Вайт выдержала все. Она перенесла даже смерть Энтони, которого очень любила. Терри был для неё путеводной звездой, ради него она пересекала моря и океаны. Её верные друзья Анни и Патти, Стир и Арчи, добрый мистер Альберт всегда поддерживали её.
Тема войны очень актуальна. Она не пощадила никого. Война забрала у Кенди Стира, и лишила памяти мистера Альберта. Кенди была медсестрой, она нашла своё призвание. На войне она не побывала, но в госпитале, куда свозили всех больных, было очень трудно. И это угнетало её.
Всю свою жизнь Кенди искала своего принца с холма Пони.Так в 115 серии она его найдет. Не буду вас утомлять. Предлагаю вам самим прочитать заключительную 115 серию этого романа-амиме:
115. Возвращение к истокам.
Наконец—то Кенди увидит дядюшку Уильяма. Она не раз представляла себе, на кого же он может быть похож. И теперь он сидел прямо перед ней. И Кенди не могла вымолвить ни слова — так она волновалась.
Солнечный свет упал на человека в кресле. Светловолосого, голубоглазого… молодого! — Привет, Кенди, — поздоровался он. — Мистер Альберт?.. Почему Вы здесь, мистер Альберт? – девушка оглянулась по сторонам. – Мистер Альберт, прячьтесь скорее, а то у Вас будут неприятности. — Кенди, — мягко возразил преобразившийся старый друг, — мне не надо никуда прятаться. Мое полное имя – Уильям Альберт Эндри. — Уильям… Альберт… Эндри?.. – словно эхо повторила Кенди. Он кивнул. — Да. Я и есть дядюшка Уильям. — Мистер Альберт… — совершенно растерянная Кенди пыталась осознать услышанное, — Вы – дядюшка Уильям?.. — Ты никак не можешь в это поверить? Я на тебя не сержусь, Кенди. Это тетушка Элрой сделала из меня старика. — Тетушка Элрой?.. Молодой мужчина встал и посмотрел в окно, простирающееся на всю стену. — Мои родители умерли, когда я был совсем мальчишкой. И я должен был получить по наследству все состояние Эндри. Но я тогда был слишком молодой, к тому же в мои годы я не мог стать во главе клана Эндри. Тогда Элрой, сестра моего отца, стала моей опекуншей и помощницей. Но я предпочитал играть с маленькими зверюшками, а не заниматься делами семьи… — Боже мой, как это ужасно, что глава семьи играет со всяким зверьем, — говорила старая леди, наблюдая, как веселится ее маленький племянник с четвероногими друзьями. – Меня очень волнует будущее Эндри. — …И тогда тетушка решила сделать из меня всесильного старика, чтобы защитить честь и единство нашей семьи. Этот секрет знали очень немногие приближенные… — Послушайте меня, — обратилась мадам Элрой к четырем джентльменам, сидящим вместе с ней за круглым столом, — пока Уильям не вырастет и станет во главе семьи, вы должны хранить его возраст в тайне. И тайна эта священна. Среди джентльменов присутствовал и секретарь мистера Уильяма… — …Так Джордж стал моим охранником и воспитателем. Потрясенная Кенди все еще не могла прийти в себя. — Дядюшка Уильям – мой мистер Альберт,.. – как завороженная, повторяла она. – Мистер Альберт – дядюшка Уильям… Мистер Альберт – дядюшка Уильям… — Что случилось, Кенди? – обернулся собеседник. — Что?.. Я просто… тоже думала, что дядюшка Уильям – очень старый человек, — оправдывалась девушка. Мистер Альберт рассмеялся. — Я на тебя не сержусь. Не сержусь я и на Стира, и на Арчи. — На Стира… Кстати, мистер Альберт, — в глазах Кенди появились слезы, — почему Вы не пришли на похороны? Ведь Вы же… Вы же глава семьи! — Я хотел прийти, — чуть нервно ответил он, — но, к сожалению, мне это было запрещено. До момента моего официального представления в качестве Уильяма я нигде не мог появляться. Единственное, что я мог, так это молиться за его душу. Молодой мужчина прошелся вдоль окна. В его глазах были слезы. Он вспомнил этот печальный день похорон. День, когда звонил колокол. Он мог лишь издали смотреть на печальный обряд вместе с Джорджем… — Кенди, — вдруг сказал он, — пойдем на улицу. *** В саду щебетали птицы, радуясь ясному дню. — Этот сад полон воспоминаний из моего детства, — говорил молодой хозяин, идя по дорожке. – Я часто здесь бываю. Мне необходимо набраться сил, прежде чем меня представят в качестве главы семьи Эндри. — И меня тоже многое связывает с этим садом, — вторила его златокудрая спутница. — Кенди, помнишь, где я любил играть с животными? — Конечно. Как я могу это забыть? — Давай поедем туда? — Давайте. Путь двоих молодых людей лежал к загону, где содержались лошади. Через некоторое время по лугам проскакали светловолосые всадник и всадница. Они остановились там, где шумел водопад. — А здесь мы встретились с Вами в первый раз, — сказала Кенди. – Моя лодка упала прямо в водопад, помните? … …На землю уже опустилась темнота ночи, когда лодку с девочкой в униформе служанки несла бурная река. — Помогите мне!.. – отчаянно кричала она. – Энтони!.. Очнулась она у костра. — С тобой все в порядке? – спросил ее человек, заросший такой густой бородой и шевелюрой, что показался спасенной девочке огромным медведем. Закричав от испуга, она снова упала без чувств. — Эй, я спас тебе жизнь. Не надо больше умирать. Неужели я такой страшный? – поднял он солнечные очки, за которыми скрывались ясные голубые глаза. Пушистые четвероногие друзья очень развеселились… … — Теперь я понимаю, что наша встреча здесь не была случайной, — сделала вывод Кенди. – Ведь все это – Ваша собственность. — Да. Но часто со мной был мой лесник, — рассмеялся мистер Альберт, повернул лошадь и поскакал дальше. *** Этот берег речки был хорошо им знаком. — Боже мой, вот мы и приехали! Здорово! – воскликнула Кенди и погнала лошадь к старому особняку. Спешившись у каменного крыльца, она огляделась. — Ничего не изменилось. Светловолосый всадник тоже спустился на землю. Из окна заброшенного дома выскочил скунс. — Привет, Пуппи! – Кенди поймала зверька на руки. — Пуппи, — спросил мистер Альберт, — ты давно здесь играешь? — Я уверена, что лучше места для нее не найти, — сказала Кенди и поднялась по ступенькам в дом. Она оказалась в зальчике, куда свет проникал только из окна. — Ну надо же! Мистер Альберт, с тех пор здесь ничего не изменилось! – воскликнула девушка. Годы назад в этом самом месте она знакомилась с друзьями своего спасителя… … — Как здорово!.. – говорила она, окруженная дружелюбно настроенными зверюшками. — Прекрасно. Ты сдала первый экзамен. Я ставлю тебе отличную оценку, — сказал тогда бородач. — Привет, я Кенди. Рада познакомиться, — представлялась она новым друзьям. … — Я была здесь один раз, когда мне приказали ехать в Мексику, — продолжала с улыбкой вспоминать девушка, — а я взяла и потерялась. — Я это помню, — ответил мистер Альберт. – В то время этот зверек и привязался ко мне. — А помните, как вместе с Джорджем Вы спасли меня от бандитов? … Маленькой путешественнице поневоле пришлось испытать и страх погони. Хозяин кибитки, мексиканец, гнал изо всех сил, лишь бы оторваться от настигавших их разбойников. В лесу, где опасность, казалось, осталась позади, неожиданно появилась машина. Шофер за доли секунды взял и усадил девочку рядом с собой и погнал машину, петляя среди деревьев… … — Вот тогда, мистер Альберт, Вы… … — Миссис Элрой, Вам письмо от мистера Уильяма, — поклонился Джордж старой даме и вручил свиток. – Прошу. Та развернула сообщение. — «Я решил удочерить мисс Уайт и принять ее в члены семьи Эндри. Прошу позаботиться о ней. Уильям А. Эндри», — прочитала мадам Элрой и оторвала от листка изумленный взгляд. — Что?.. – зеленоглазая девочка не могла поверить. – Мистер Эндри удочеряет меня?.. … — Мистер Альберт, а почему Вы решили меня удочерить, — спросила Кенди, — если не секрет? — Потому что Стир, Арчи и Энтони написали мне письмо с просьбой удочерить замечательную девочку, Кендис Уайт, — с улыбкой объяснил мистер Уильям Альберт. – И еще потому… — И еще потому?.. — Потому что твои прекрасные глаза напоминали мне глаза мамы Энтони. — Энтони мне говорил об этом когда—то! – вспомнила Кенди и подумала: — Значит, это благодаря Энтони я стала членом семьи Эндри. Молодой мужчина отошел к окну. — Она была очень доброй и милой, как ты. Она была моей единственной сестрой. — Ваша сестра – мать Энтони? – для Кенди это было неожиданностью. — Когда она умерла, я очень страдал от одиночества. Частично это объясняет мой побег из дома. — Я все поняла, — мысленно делала выводы его златокудрая собеседница. – Мистер Альберт тоже жил одинокой несчастной жизнью. Конечно. Вспомнить хотя бы тот день, когда он пришел, чтобы утешить меня после смерти Энтони… … …Удрученная горем девочка стояла, прислонившись к дереву. — Кенди, — подошел ее взрослый друг и тронул за плечо. – Неужели ты собираешься прожить всю свою жизнь, оплакивая Энтони? — Мистер Альберт… — повернулась она. — Ты не одна в этом мире, кто живет в печальными воспоминаниями на душе. Возьми себя в руки, Кенди, и постарайся найти свой путь в жизни. Девочка утерла слезы, и была вознаграждена дружеской улыбкой, проглядывавшейся из—под густой бороды… … *** Солнце просвечивало сквозь листву. Двое друзей неторопливо шли по рощице. — Мне показалось тогда, что тебе лучше уехать из Америки, — объяснял свое давнее распоряжение мистер Альберт, — чтобы забыть свою печаль. — И Вы послали меня в Лондон, в Колледж Святого Павла? … Чайки кружили над гаванью. Толпа провожающих собралась у парохода, отплывающего в английский порт. Но никто не провожал веснушчатую юную леди с золотыми кудрями, погруженную в тягостные думы. Она ехала в сопровождении секретаря своего благодетеля… … — Кенди, — обратился к девушке мистер Альберт, когда они прогуливались по берегу реки, противоположному от старого дома, — ты до сих пор думаешь, что это я тебя отправил туда? — Да, ведь именно в Лондоне я таки смогла переосмыслить свою жизнь и все начать сначала, — подтвердила она. Кенди присела на берег речки. — Мой старый добрый Лондон, — с добротой вспоминала она свою школьную жизнь. – В Колледже Святого Павла я впервые увидела Патти, потом я встретила там Анни. Странные совпадения, да? Вместе со Стиром и Арчи мы играли в разные интересные игры. Здорово. А Элиза и Нил? Они всегда дурно ко мне относились, — но малоприятное воспоминание сменилось другим. – А Терри… Он тогда мне так помог. Да, Терри появился совсем неожиданно, — вспоминала девушка, нежданного ночного гостя. – Он был серьезно ранен… Я пошла ему за лекарством, и встретила мистера Альберта! … — Мистер Альберт!.. – подбежала веснушчатая ученица к своему другу. — Я скучал по тебе, Кенди. — И я тоже. Как я рада снова видеть Вас! – и девочка с проступившими слезами радости уткнулась в его пиджак. – Я никогда не думала, что увижусь с ним в Лондоне… … — Значит, Ваша поездка в Лондон не была случайной, не так ли? – не теряющая своей улыбки Кенди повернулась к собеседнику. – Мистер Альберт, похоже, Вы незримо следовали за мной, как добрый гений и всегда опекали. — А потом ты влюбилась в Терри, — напомнил блондин в костюме наездника, сидящий рядом на берегу. — Терри… — эхом повторила Кенди, посерьезнев. — Я знал, что Терри будет ревновать тебя ко мне, — спокойно говорил мистер Альберт. – Тогда я и решил уехать в Африку. И занялся изучением зоологии. — А помните школьный Праздник Цветов? – спросила девушка, вернув свою улыбку. — Да. — В тот день я пришла к Вам в лондонский зоопарк, чтобы попросить оставить у себя Хьюли, любимую черепашку Патти. А Вы под именем дядюшки Уильяма прислали мне чудесный подарок. Теперь я понимаю! – воскликнула девушка. – Вы точно знали, что я воспользуюсь ими, чтобы убежать из комнаты для размышления на Праздник цветов! … …Ученица, запертая в каморке, раскрыла полученный подарок. — Что это? Что значат эти костюмы? – задалась она вопросом, увидев два маскарадных костюма. – Их два, для мальчика и для девочки. Они что, для постановки «Ромео и Джульетты»? – Кенди вытащила мужской наряд. – Смотри—ка, и парик есть. Извините, дядюшка Уильям, но, по—моему, Вы забыли, что я девушка, — беззлобно упрекнула она мистера Эндри. Но тут ее осенило. – Хотя постой… Очень хорошая мысль! … Мистер Альберт засмеялся и встал. — В принципе, я был уверен, что ты обязательно придумаешь, как можно использовать эти костюмы. — Да, тогда они мне очень помогли, — со смехом согласилась Кенди. … Благодаря красному платью с белой кокеткой из костюма Джульетты она получила незабываемое воспоминание: Терри взял ее за руку, и они закружились в вальсе под сенью листвы на «Ненастоящем Холме Пони»… … — Я получил от Джорджа письмо с сообщением, что ты убежала из Колледжа Святого Павла, — молодой мужчина и девушка снова шли по роще. – Я был очень удивлен. — Мистер Альберт, я очень хотела найти свою дорогу в жизни, как Вы, как Терри… — объясняла Кенди. — Вскоре ты написала мне, что собираешься стать медсестрой. Это было именно то, чего я от тебя хотел. Тогда уже приближалось время, когда меня должны были объявить главой дома Эндри. И я решил уехать. — А по дороге домой как раз и произошел тот самый взрыв поезда, — продолжила Кенди, — верно? … …Светловолосый бородач выпрыгнул из грузового вагона вслед за скунсом. Едва он подхватил зверька на руки, как сзади раздался взрыв, и его отбросило вперед… Следующее воспоминание – чикагская больница, куда привезли раненых из Европы, среди которых был и молодой блондин. — Он очень похож на… — пригляделась веснушчатая практикантка. – Эти глаза! Этот рот!.. Нет… нет… Этого не может быть!.. – она прижала руки к лицу, не веря глазам своим… … — Я была очень удивлена, когда увидела Вас в больнице, — призналась Кенди, идя рядом с бывшим пациентом. — Кенди, я еще раз хочу поблагодарить тебя за заботу обо мне, — сказал светловолосый спутник. – Спасибо тебе. Ты была ко мне так добра. — Нет, — возразила девушка. – Вы дали мне значительно больше. Мне до конца своих дней не расплатиться с Вами, мистер Альберт. — После того, как ко мне вернулась память, я сразу же нашел Джорджа, — продолжал он, стоя на каменном мосту. – Началась подготовка к представлению меня в качестве главы семьи Эндри. — Вот почему соседка сказала, что он разговаривал с каким—то подозрительным типом шепотом, — догадалась Кенди. — Но как же ты узнала, Кенди, где меня найти? Девушка повернулась к нему лицом. — У меня для Вас есть очень удивительные новости, — звонко заговорила она. – Например, меня хотят заставить выйти замуж за Нила! — Что?.. – для мистера Альберта это было неожиданностью. — Мне сказали, что это приказ дядюшки Уильяма. — Но это же абсолютная ложь, я никому ничего не приказывал. — Значит, это происки миссис Лэган и компании. Мистер Альберт положил руки на плечи своей подопечной. — Кенди, не волнуйся, я никому не позволю сделать тебе ничего плохого. Успокойся и положись на меня. Ты будешь жить так, как захочешь. — Спасибо,.. мистер Альберт… — в глазах девушки показались слезы. — Нет, Кенди, не надо плакать, — с улыбкой попросил он. — Но я… Но я… — Кенди опустила голову. — Вытри слезки и улыбнись мне, — мистер Альберт дал ей свой платок. — Хорошо… — Кенди, почему бы тебе не съездить к Пони? Ведь это твой дом. У тебя будет время, чтобы все как следует обдумать. — Хорошо, — девушка расцвела улыбкой. *** В зеленой траве тут и там виднелись первые цветы. Двух зайцев спугнул мягкий топот. Бежала девушка в розовом платье. Бежала по местам, знакомым с детства. Достигнув вершины холма, она отдышалась. — Я так скучаю без этого дома, без этого холма! – воскликнула бегунья, вытирая пот с веснушчатого лица. Перед ней открывался чудесный пейзаж: голубые горы вдали, синее озеро и небольшой дом на равнине, а рядом с ним – раскидистое дерево. — Здесь все, как раньше. Холм Пони, мой старый добрый холм, — мысленно сказала Кенди. На ее глазах появились капли слез. – Те, кто обещал приехать сюда вместе со мной, уже не смогут этого сделать. И крик души разнесся по округе: — Энтони!!!.. – имя светловолосого мальчика, который так любил розы. — Стир!!!.. – имя неунывающего пилота, который добровольно ушел на фронт. — Терри!!!.. – имя талантливого актера, который решил следовать своему пути. — Прощайте, друзья. Прощайте, мои старые добрые воспоминания. Послышался какой—то звук. — Кто—то играет на волынке. Мне знакома эта мелодия. Я ее уже слышала когда—то. Это Принц с Вершины Холма. Вдалеке показался человек в шотландском костюме с волынкой в руках. Кенди резко обернулась. — Это Принц с Вершины Холма… Он спешит ко мне сюда!.. … …Когда—то маленькая златокудрая девочка, плакавшая, сидя на траве, услышала музыку. Перед ней стоял красивый мальчик в необычной одежде, а в руках у него был странный музыкальный инструмент. — Привет, — поздоровался он с улыбкой. Маленькая Кенди утерла слезы. — А ты кто такой? — А как ты сама думаешь? — Ты выглядишь, как в сказке, ты случайно не из космоса? — Из космоса? – удивился светловолосый собеседник. — Ты так странно выглядишь в этой юбке, — поднявшаяся Кенди уже не плакала. – Ты девочка или мальчик? — Ладно тебе, это совсем не юбка. Это килт, национальная мужская одежда Шотландии, — объяснил он свой вид. И про странный пузырь с трубками тоже. – Это музыкальный инструмент, волынка, поняла? Блондин заиграл на волынке. В ответ девочка рассмеялась. — Из него льется такой странный звук, как будто улитка ползет по земле, — сказала она. Музыкант тоже не сдержал смеха. — Улитка? По земле? Прекрасное сравнение! Снова заиграв, он отправился дальше. Не успев уйти далеко, он остановился и обернулся: — А ты значительно симпатичней, когда улыбаешься. Кенди подняла ее. — Какая красивая штучка; наверное, он уронил ее. Постой! – огляделась она, но поблизости не было ни души… … …Кенди достала подвеску. Музыкант в шотландском костюме был все ближе и ближе. — Мистер Альберт?.. — Привет, Кенди, — улыбнулся он. С раскрытым ртом девушка взирала на своего снова преобразившегося друга. На его груди сияла подвеска. — Это же подвеска того Принца… Кенди посмотрела на свою. — Послушайте… мистер Альберт… Вы случайно не Принц с Вершины Холма?.. — Кенди, это очень старая вещь, она мне дорога как память о моем детстве, — ответил он и опять заиграл на волынке. Девушка прижала свое давнее сокровище к сердцу. — Я все—таки смогла увидеть живого Принца с Холма, — смотрела она и улыбалась, — с Вершины Холма Пони. — Кенди! Кенди! – послышались голоса, и дети, возглавляемые молодой парой, поднялись к ним. — Анни! Арчи! – радостно воскликнула девушка. Дети же завладели молодым шотландцем. — Забавно выглядит, да? – наперебой спрашивали они. – А это что такое? А на этом можно играть? – и увлекали его за собой. Девушка и молодой человек подошли к подруге. — Боже мой, вы что, никогда не видели этого раньше? – улыбалась Кенди, глядя на возню ребят. — Кенди, посмотри сюда, — Анни протянула ей газету. — Терри!.. – узнала Кенди молодого человека на фотоснимках. – «Восходящая звезда Стрэтфордской труппы Терроз Гранчестер вернулся на сцену». Терри снова в театре! – прочитала она новости, искренне порадовавшие ее сердце. – И он с Сюзанной. Замечательно. Как я рада, — сказала она и подумала: — Терри вернулся на подмостки. Анни и Арчи хорошо друг с другом. А я смогла увидеть Принца. Жаль, что Энтони и Стир не увидели всего этого. — Кенди, поторопись! – позвал Джон. – Все готово к началу праздника! Скорее! — Хорошо, — девушка побежала вниз по склону. – Посмотрим еще, кто там будет первым! Веселая компания устремилась к дому. — А ну, догоняйте! – девичьи и мальчишеские ноги лишь мелькали в траве. — И догоним! Победителя в этом веселом забеге не составляло труда предугадать. — Я первая! – примчалась Кенди к почти накрытому столу. — Нет, я! — Кенди, ты совсем не изменилась, — добродушно заметила мисс Пони с тарелкой салата в руках. — Это точно, — согласилась сестра Рейн. – Кенди, займись, пожалуйста, сначала своими гостями. Девушка замахала остальной компании, спускающейся с холма. — Эй, вы! Вас ждут! Быстрее, мистер Альберт! Анни, Арчи, поторопитесь! — Привет, Кенди! – раздался голос с другой стороны. На дороге стояла повозка. Кенди обернулась. — Привет, Том! Джимми, и ты тоже? Как хорошо, — сердечно сказала она, — сегодня все собрались вместе. Давайте же, ребята, начнем наш праздник. И Кенди побежала с детворой. *** — Этот пирог для вас приготовила я сама! – с этими словами Кенди поставила блюдо на стол, за которым сидели и желанные гости, и обитатели приюта. Девушка положила отрезанный кусок на тарелку, отрезала второй… Рядом с ней возникла собачья морда, с вожделением глазеющая на порцию сладкого. — Нет, Мина, я на тебя не рассчитывала, — возразила нахмурившаяся хозяйка, но другому ее любимцу удалось стянуть второй кусок. – Что?.. Дети и взрослые смеялись от души. — Знаешь что, Кенди, — мисс Пони встала, держа в руке стакан, — произнеси—ка, пожалуйста, тост. — Хорошо, — в руках повзрослевшей воспитанницы тоже был наполненный стакан. – Я предлагаю тост за здоровье всех, кто был рядом со мной и помогал мне. За детей Пони и за ее Дом. Выпьем же за вас, друзья! — Кампай! – стаканы поднялись как по команде. Кенди улыбалась. Они были рядом: воспитательницы приюта, дети, мистер Альберт – Принц, Арчи, Анни… И ее добрые воспоминания: Патти, Терри, Стир, Энтони…
Кенди чувствовала себя такой счастливой, каким могли быть только весенние цветы на Холме Пони. Будем же молиться за то, чтобы ее жизнь была самой радостной, а несчастья обходили ее стороной. Продолжение „Будь моей”.
Прошло больше года…
Легкий крик восторга Кенди вывел Альберта из задумчивости и полностью вернул к действительности. "Вы вернулись" — воскликнула она, раскрасневшись от волнения, ведь она так ждала его, считая дни до этой встречи. Совершенно не задумываясь, о том, что могут подумать другие, она бросилась ему на шею, обнимая с такой силой, что у него перехватило дыхание, и он едва удержался на ногах. Придя в себя от столь бурного приветствия, Альберт улыбнулся, и вгляделся в ее искрящие радостью глаза. Несмотря на все, что ей пришлось пережить, от смерти Энтони, до вынужденного расставания с Тэрри, она сохранила способность радоваться жизни. Она всегда восхищала его своей стойкостью и удивительной красотой. Сейчас она расцвела, превратясь в изящную красавицу, и считалась одной из самых красивых и популярных девушек в высшем обществе Чикаго. Он смотрел на нее, чувствуя, как в груди бешено бьется его сердце, и все дальше погружаясь в зеленый омут ее прекрасных глаз. Чувствуя, что вот—вот он сделает то, о чем будет сожалеть потом, Альберт заставил себя взять себя в руки. Он даже не подозревал, какое место занимает в мыслях Кенди, сколько бессонных ночей она провела мечтая о его возвращении, и терзаясь воспоминаниями о том, как год назад Жанетт Вудлок навязавшись ему, протанцевала с ним весь бал. Как же кипела ее кровь от гнева и ревности той ночью, ведь он был ее принцем с холма, ее и больше ничьим. — Итак, что произошло за время моего отсутствия? — спросил Альберт пытаясь начать разговор и отвлечься от мыслей о ее близости. — О, это был очень насыщенный год — начала рассказ Кенди: — У Терри и Сюзанны родился сын. Он написал мне письмо еще до рождения ребенка. Он сказал, что собирается стать счастливым, ради ребенка и, что я должна сделать тоже самое. Благодаря этому письму я наконец — то попрощалась со своей любовью. Кенди продолжала пересказывать Альберту письмо Терри, не вдаваясь в некоторые подробности. Терри написал, что он никогда не сможет забыть ее, о том, что он будет любить ее до самой смерти, однако они разрушат свои жизни, если по—прежнему будут страдать.
"У нас с тобой одна душа, наши сердца бьются в одном ритме. Наша любовь невозможна, слишком много препятствий на ее пути, но я верю, что мы будем вместе в другой жизни, в другое время. Любовь подобная нашей не может умереть, она может только уснуть. Я люблю Сюзанну, но это не значит, что моя любовь к тебе забыта, наоборот, с каждым днем она становится все больше и больше. Я сохраню семена этой любви в своем сердце, потому что однажды, я верю в это, придет день, и они снова взойдут там. Любовь вернется и мы будем счастливы, я буду ждать нашей встречи, а пока прощай. Прощай мой Тарзан с веснушками, моя бессмертная любовь".
Прочитав письмо Терри, Кенди зарыдала. Но он был прав, их любовь никогда не умрет, наступит день и она воссияет с новой силой и тогда они больше никогда не расстанутся, а сейчас нужно жить дальше, и Кенди кирпичик за кирпичиком начала восстанавливать свою жизнь. Постепенно стена, которую она воздвигла в своем сердце начала рушиться, только она не ожидала, что человеком, который полностью, одним ударом сокрушит ее, окажется Альберт. — Я очень рад , что это письмо помогло тебе забыть прошлое. Я думаю, что мне следует послать им подарок, ведь мы были знакомы с Терри. Я желаю ему счастья — сказал Альберт, взяв бокал с вином, и выходя на балкон: —Кстати, тетушка Элрой сказала мне, что сегодня вечером вы приглашены на вечер к Вудлокам. — Да — ответила Кенди, раздражаясь при одном упоминании фамилии Джанет: — Большая тетушка решила найти мне мужа сегодня вечером. Она сказала, что в моем возрасте необходимо быть замужем или, по крайней мере, обручиться с кем—нибудь. Альберт рассмеялся, и его смех показался Кенди прекрасной музыкой: —Старая тетушка Элрой всегда строго следовала всем правилам приличного обществе. Они продолжали весело болтать, пока громкий резкий стук в дверь не прервал их. На пороге, обдавая всех холодом, появилась тетя Элрой в унылом платье, которое обычно носила, не смотря на то, что являлась вторым по значимости лицом в семье Эндри. Прочитав в ее взгляде, что она хотела бы остаться с Альбертом наедине, Кенди попрощалась и вышла из библиотеки. — Я рада, что вы, наконец, решили принять во внимание ваши обязанности перед семьей. Не забудьте Уильям, вы наследник всего состояния Эндри и древнего имени. Я жду, что вы продолжите наш род, упрочите положение в обществе и увеличите состояние семьи Эндри — эти слова были первыми, что услышал Альберт из уст своей тети, как только за Кенди закрылась дверь. — Поэтому я здесь — ответил Альберт улыбаясь, нимало не беспокоясь о ее словах, он знал, что тетю Элрой всегда заботило положение семьи. — Вы сегодня отправляетесь к Вудлокам, тетя? — Да, сегодня вечером я собираюсь найти мужа для Кенди. Начиная с ее дебюта в свете, она считается одной из самых выгодных партий, и я намекнула, что сегодня предложение о браке может быть принято благосклонно. Сегодня на приеме у Вудлоков будет весь высший свет, ни одна важная семья не сможет пропустить его. Я очень надеюсь, что вы Уильям тоже будете там. Кстати, там будет много молодых незамужних девушек. Альберт молчал, не обратив внимание на ее последние слова. Он должен помешать этому, если ничего не сделать, то девушку, которую он безумно любит уже столько лет, и которая составляет смысл его жизни, отдадут замуж за другого. — Я буду там — наконец произнес он. — Хорошо — тетя Элрой встала и направилась к двери: — Возможно, и вы сегодня вечером встретите подходящую для брака молодую леди. — Принесите мне, пожалуйста, драгоценности в черной бархатной коробке. Кенди наденет их сегодня вечером — сказал Альберт вслед мадам Элрой. Услышав его просьбу, та резко обернулась: — Ты, наверное, сошел с ума? Ты же отлично знаешь, Уильям, что означает ношение этих драгоценностей, что, подумают все, увидев их на Кенди! Ты не можешь говорить это серьезно!. — Напротив тетя, я совершено серьезен — твердо ответил Альберт, потягивая вино из бокала: — Я прекрасно знаю значение этих драгоценностей, и Кенди будет в них сегодня вечером. Вам это понятно? — Абсолютно — после длинного и ледяного молчания выдавила из себя мадам Элрой. На закате Кенди постучала в дверь библиотеки, где ее ждал Альберт. После того, как Альберт сообщил мадам Элрой о своих планах, она заменила платье Кенди. Вместо роскошного шелкового зеленого платья, на Кенди было надето простое и изящное платье цвета сливок со смелым вырезом, открывавшим ее соблазнительные грудь и плечи, не имеющего никаких украшений, если не считать серебреных бантиков разбросанных понизу. Тетушка также приказала поднять золотые волосы Кенди вверх и завернуть их в ракушку, вместо обычных ее хвостиков. Новая прическа очень шла Кенди, придавая новую красоту ее очаровательному лицу, хотя несколько непослушных локонов все же выбились, несмотря на все усилия тетушки Элрой. — Я вижу, что тетя Элрой заменила твое платье — заметил Альберт, любуясь ею. Несмотря на свои унылые, ничем непримечательные платья, мадам Элрой проявила безупречный вкус. Платье Кенди было совершенным дополнением к драгоценностям, которые она должна была надеть сегодня вечером. Прежде чем Кенди нашлась, что ответить, Альберт достал черную бархатную коробку с эмблемой Эндри, вышитой на крышке и открыл ее. У Кенди перехватило дыхание, когда она увидела ее содержимое. Не колеблясь ни секунды, Альберт вынул ожерелье и надел его ей на шею. Ожерелье накрыло ее грудь подобно паутине, где тонкие серебреные нити поддерживающие удивительной красоты бриллианты переплетались в причудливом узоре. Затем Альберт взял два гребня и поместил их вокруг уложенных волос Кенди, образовав круг из искрящихся белых бриллиантов. И, наконец, подал ей пару бриллиантовых сережек, очень маленьких и простых, но удивительно дополняющих величественную красоту ожерелья и гребней. — Альберт, я не могу — тихо прошептала Кенди, увидев свое отражение в зеркале. В прекрасном платье и сверкающих бриллиантах она была похожа на принцессу, а стоящий рядом, в черном костюме, Альберт на ее принца. — Ты можешь. А нам лучше поторопиться., мы уже и так опаздываем — уверил он ее, помогая надеть пальто. Тетушка Элрой уже ждала их в автомобиле, поданном к лестнице. Когда они подъехали к особняку Вудлоков, Кенди увидела огромное количество автомобилей, принадлежавших сливкам высшего общества Чикаго. Среди них она узнала машину Арчи, и машину Лэганов. Кенди нахмурилась, что не прошло незамеченным для Альберта, который почувствовал как она сильнее сжала его руку. Стараясь ее успокоить, он накрыл свободной рукой ее дрожащую руку. Тетушка Элрой первой покинула автомобиль и вошла в особняк Вудлоков в сопровождении Альберта и Кенди. Их появление вызвало легкое волнение, но как только Кенди сняла пальто и появилась вместе с Альбертом, по зале пробежал гул. Глаза всех присутствующих были прикованы к голове и шее Кенди, где подобно каплям дождя, во всей своей красе блистали знаменитые бриллианты Эндри. Анни и Арчи, находившиеся среди гостей, застыли, словно пораженные громом. — Арчи, ты же не думаешь, что они… — Анни замолчала, не смея продолжить начатую было фразу. Неужели такое было возможно? — Я не знаю. Думаю, у Альберта были причины, что бы дать Кенди эти драгоценности — ответил Арчи., не сводя глаз с этой удивительной пары. — А он знает их значение? — робко поинтересовалась у него Анни. Однажды Арчи рассказал ей о легендарных бриллиантах Эндри, которые наследовались тем, кто должен был встать во главе семьи, подобно Альберту, их имела право надеть только его избранница. Все в Чикаго знали эту древнюю традицию, но, взглянув на Кенди, Анни поняла, что та единственная, кто не имеет нималейшего представления о значении этих драгоценностей. — Каждый мужчина из семьи Эндри знает о значении этих бриллиантов. Они переходят по наследству вместе с правом распоряжаться всем благосостоянием семьи. Конечно же Альберт знает о значении этих камней, ведь самим рождением ему было предопределено владеть ими. Пока Кенди и Альберт во главе с тетушкой Эндри шли по направлению к бальной зале, множество девушек кидали на Кенди взгляды полные зависти и ненависти. Как же им хотелось оказаться сейчас на месте Кенди, идти рядом с красивым сэром Уильямом Альбертом Эндри, в прекрасных бриллиантах семьи Эндри. Среди этих девушек, конечно, была и Элиза: — Проклятая девчонка из конюшни — кипя от гнева и ненависти, сквозь зубы процедила она, провожая взглядом блистательную Кенди. Прежде чем семья Эндри подошла к тому месту, где стоял Арчи вместе с Анни, их встретили хозяева дома, прежде занятые другими гостями. — Я рада приветствовать вас у себя мадам Элрой, сэр Уильям — улыбнулась миссис Вудлок, чуть кланяясь им, и совершенно проигнорировав Кенди. Она до сих пор не могла простить этой сироте, того, что та слегкостью затмила ее дочь, когда их обеих представили обществу. Однако не желая показаться не вежливой перед Альбертом, она обернулась к Кенди, собираясь поздороваться с ней, но увидев сверкающие бриллианты, слова застряли у нее в горле. Что сирота делала в изящных алмазах Эндри? Этого не может быть! Это невозможно! Эти камни должны были принадлежать ее дочери! — Добрый вечер миссис Вудлок — ответила мадам Элрой, заметив потрясение миссис Вудлок, а чуть позже ее дочери и мужа. Альберт не желая общаться с ними, подвел Кенди к Арчи и Анни, оставив тетушку Элрой разбираться со всем происходящим. На этот раз их встретили очень теплыми и искренними приветствиями: "Мистер Альберт, Кенди! Вы выглядите просто потрясающе!" — широко улыбаясь, сказала Анни, любуясь Кенди. — Да, у тетушки Элрой отличный вкус — и обе девушки весело рассмеялись, в то время как Арчи вопросительно разглядывал Альберта. Его кивок сказал Арчи все, что он хотел узнать, и он оживленно присоединился к разговору. Небольшой оркестр заиграл чарующий вальс, приглашая гостей к танцам. — Это "Вальс цветов" Чайковского — произнес Альберт, вслушиваясь в звуки прекрасной музыки. — Я надеюсь, вы подарите мне этот танец, мадемуазель? — галантно осведомился он у Кенди. — Конечно! — подарив ослепительную улыбку, ответила та, и, опершись на предложенную руку, направилась в сопровождении Альберта в центр зала, где уже кружились пары. — Скажите мне, мистер Альберт, почему все так странно смотрят на нас? — поинтересовалась Кенди, вновь ловя на себе чужие взгляды: "Почему они так удивились увидев на мне эти бриллианты? Разве у семьи Эндри нет более красивых и дорогих драгоценностей?" Из всех драгоценностей нашей семьи, эти надевались реже всего — сказал Альберт, оборачиваясь к ней. — Значит все думали, что эти бриллианты были потеряны! Это все объясняет! — облегченно вздохнула Кенди, которую уже начало раздражать пристальное внимание окружающих. — Нет, ты не права — спокойно заметил он. Кенди внимательно взглянула на него, едва заметная морщинка скользнула по ее лбу, в искрящихся зеленых глазах застыл вопрос, полные чувственные губы слегка приоткрылись, и прежде чем он осознал, что делает, его губы коснулся их легким, нежным поцелуем. Альберт почувствовал, как дрожь пробежала по телу Кенди, он был уверен, что сейчас она оттолкнет его, но вместо этого Кенди закрыла глаза, и ответила на его поцелуй. Он не ожидал такой реакции, его губы стали требовательнее, одна рука обвила ее тонкую талию, привлекая к себе, пока вторая, осторожно скользнув по золотистым локонам на ее затылке, начала ласкать шею. От этих прикосновений тело Кенди вновь пронзила дрожь, и, подчиняясь инстинктам, она прильнула к нему, впитывая в себя новые ощущения. Почувствовав ответ ее тела, Альберта сильнее прижал ее к себе, желая не отпускать никогда, и до сих пор не веря, что все происходящее это не сон, терзавший его столько ночей.Им показалось, что их поцелуй длился лишь мгновение, когда Альберт, оторвавшись от мучительно сладких губ Кенди, тихо прошептал ей на ухо: "Будь моей принцессой с холма, носи эти бриллианты, как носила их моя мать. Будь моей". — Я всегда буду твоей — едва дыша, произнесла Кенди, понимая, наконец, что значат эти драгоценности: "Я буду твоей принцессой, а ты навсегда останешься моим принцем".
Они стояли, обнявшись, посреди бальной залы дома Вудлоков, совершенно не замечая никого вокруг, словно время остановилось, и во всем мире были только они двое.
Конец.


ответить (нет ответов)