27 Jun 2018, 12:52

Медицина западной европы в периоды раннего и развитого средневековья

Share

В одном году 31536000 секунд.

1.Основные черты медицины западной Европы в эпоху развитого и позднего средневековья.

Средневековая схоластика и медицина. В период классического средневековья идеология западноевропейского общества определялась прежде всего церковью. До середины XI в. христианская церковь была единой. В 1054 г. она раскололась на западную (или католическую) и восточную (или православную), после чего каждая из церквей обособилась, и они стали полностью самостоятельными.

Согласно христианской религии, знание имеет два уровня: сверхъестественное знание, содержащееся в текстах «Библии», и естественное, отыскиваемое человеческим разумом и выраженное в текстах Платона, Аристотеля и некоторых других античных авторов, признанных или канонизированных христианством. Задача ученых сводилась лишь к подтверждению этих текстов новыми данными.На этой основе сформировалась средневековая схоластика (от греч. schole – школа) – тип религиозной философии, характеризующийся принципиальным подчинением мысли авторитету догмата веры. В области медицины главными авторитетами были Гален, Гиппократ и Ибн Сина (Авиценна). Их сочинения, отобранные и отрецензированные церковными служителями, заучивались наизусть. Средневековые схоласты исключили из учения Галена его выдающиеся экспериментальные достижения в области строения и функций живого организма, в то время как некоторые его теоретические представления (о целенаправленности всех жизненных процессов в организме человека, о пневме и сверхъестественных силах) были возведены в религиозную догму и стали знаменем схоластической медицины средневековья. Таким образом возник галенизм – искаженное, одностороннее толкование учения Галена. Опровержение галенизма, восстановление истинного содержания учения Галена, а также анализ и исправление его ошибок потребовали колоссального труда и титанических усилий многих медиков эпохи Возрождения и последующего периода.

Попытки заново осмыслить или переработать освященные церковью догматы жестоко преследовались. Примером тому может служить судьба Роджера Бэкона (R. Bacon, 1215 – 1294) – выдающегося мыслителя своего времени, воспитанника Парижского и Оксфордского университетов, обратившегося к первоисточникам и опытному методу исследования: он провел в тюрьме 24 года и вышел оттуда глубоким стариком.

Образование и медицина. Первые высшие школы в Западной Европе появились в Италии. Старейшая среди них – Салернская медицинская школа, основание которой относят к IX в. Школа в Салерно (недалеко от Неаполя) имела светский характер и продолжала лучшие традиции античной медицины. Слава о ней была так велика, что даже после появления в Салерно школ юристов и философов город продолжали называть civitas Hippocratica (город Гиппократа). Этой школе – единственной в стране – было дано право присвоения звания врача; без лицензии этой школы заниматься медициной запрещалось. В 1213 г. Салернская школа была преобразована в университет. Обучение в Салерно продолжалось пять лет, после чего следовала обязательная врачебная практика в течение одного года. Салернская школа оказала большое положительное влияние на медицину средневековой Европы. Она была тем центром, откуда распространялись идеи, далекие от схоластики. Лучшим сочинением Салернской медицинской школы за всю ее тысячелетнюю историю явилась небольшая поэма «Салернский кодекс здоровья»– («Regimen sanitatis Salernitanum»). Ее автор – Арнольд из Виллановы (Arnaldo de Villanova, 1235 – 1311), прославленный ученый врач и химик средневековья. Поэма посвящена диетике и предупреждению болезней, в ней также содержатся сведения о строении человеческого тела.

Первый в Западной Европе учебник по анатомии был составлен в 1316 г. магистром Болонского университетаМондино де Луцци (1275 – 1326).

Одним из выдающихся воспитанников университетов в Болонье и Монпелье был Ги де Шолиак (Guy de Chauliac, около 1300 – 1368). Его труд «Collectorium artis chirurgicalis medicinae» («Обозрение хирургического искусства медицины», 1363) представляет собой хирургическую энциклопедию того времени. До XVII столетия он был наиболее распространенным учебником хирургии в Западной Европе.

Однако в целом средневековая наука и образование в Западной Европе носили схоластический характер. Господствовали культ цитат, механическое заучивание научных текстов, пренебрежение к практическому опыт. Однако со временем накопление знаний привело к вызреванию объективных предпосылок для развития нового опытного метода в науке.

2. Основные характерные черты развития экономики культуры и науки в России в конце 17в на протяжении 18в.

Литература. Влитературе XVII в. черты обмирщения особенно заметны. Герои литературных произведений обретают индивидуальные характеры. Ценятся ловкость, предприимчивость. ЛитератураXVII в.стала проявлять интерес к внутреннему миру человека, его личным, ин­тимным переживаниям. Характерно, что монастырская келья, в отличие от литературы предшествующих веков, понимается не как желанная тихая пристань, а как вы­нужденное и безотрадное пристанище. В литературе XVII в. появились принципиально новые жанры: сатира, драма, поэзия. Автобиографический жанр пришел в русскую ли­тературу благодаря «Житию» протопопа Аввакума.

Изобразительное искусство. Визобразительном искус­стве XVII в.сильнее, чем в других сферах культуры, сохра­нялось влияние традиции, что объяснялось контролем цер­ковных властей за соблюдением иконописного канона. И тем не менее, именно в XVn в. началось превращение иконо­писи в живопись. Крупнейшим художником столетия был Симон Ушаков. Самое знаменитое его произведение — «Спас Нерукотворный». В XVIIв. было положено начало портрет­ной живописи. Произведения XVII в.принято именовать не портретами, а парсунами. Для ниххарактерно сочета­ние портретного сходства с плоскостным изображением.

Уже на протяжении XVII в.происходило обмирщение русской культуры, вроссийскую жизнь проникало европей­ское влияние. Данные новшества носили эпизодический, единичный характер. Однако они подготовили глубокие из­менения последующей эпохи.

Быт господствующих слоев общества.В начале XVIIIв. в культуре господствующих слоев российского общества

произошел переворот, связанный с петровскими преобра­зованиями. Петр I пытался ликвидировать даже внешние отличия русских людей от европейцев. Уже в 1698 г. он издал указ об обязательном бритье бороды. Вслед за этим указом последовал указ об обязательном ношении инозем­ного платья. Петр принудительно ввел новые формы досу­га — ассамблеи, то есть приемы гостей в знатных домах. Ассамблеи требовали изучения иностранных языков, га­лантных манер («политеса»), умения танцевать. Быт дво­рянства и верхушки купечества менялся.

Содержание образования изменилось. Оно приняло свет­ский характер. С 1708 г. был осуществлен переход на новый гражданский шрифт, что облегчило чтение. С 1702 г. стала издаваться первая печатная газета «Ведомости». Стремясь вызвать у подданных тягу к знаниям, Петр 1 открыл первый в России музей — Кунсткамеру, где были собраны различные древности, анатомические коллекции и др. При Кунсткамере имелась богатая библиотека.

Просвещение. В середине XVIII в. российская система образования отличалась сословным характером. Большей частью учебные заведения были дворянскими, и выходцы из других сословий не могли обучаться в них. К концу

XVIII в. в России было пять кадетских корпусов. В 1764 г. был создан Смольный институт благородных девиц. В 1755 г. был создан Московский университет. Во второй поло­вине XVIII в. сеть учебных заведений стала расширять­ся. К концу XVIII в. в 288 народных школах обучалось более 22 тыс. учащихся.

Наука и техника. Создание в 1725 г. Академии наук привлекло в Россию европейских ученых, среди которых были мировые знаменитости. Среди русских ученых выда­ющееся место принадлежит крестьянскому сыну М.В. Ло­моносову. Ломоносов был ученым-энциклопедистом, дос­тиг больших успехов в таких разных областях знания, как математика, физика, химия, астрономия, языкозна­ние, история и философия. Во второй половине XVIII в. продолжалось изучение природных ресурсов страны. С этой целью в различные районы России было направлено пять экспедиций, которые собрали богатый материал.

В XVIII в. достигла значительных успехов историчес­кая наука. Ее основоположником в России считается В.Н. Татищев. Благодаря труду Татищева до историков дошли летописные известия из источников, не сохранив­шихся до наших дней. В то же время Татищев еще не был историком-профессионалом, поэтому некоторые его сооб­щения вызывают сомнения у специалистов.

Главной задачей Екатерины II была полная свобода промышленности и торговли.
I-ая половина XVIII в – утверждение экономической политики меркантилизма.
XVIII в – рост мануфактурного производства.
II-ая половина XVIII в – разложение феодально-крепостнических отношений.
Приостановление ускоренного развития экономики. Экономическую политику определяет дворянство.
1765г – учреждение Императорского Вольного экономического общества.
Сдвиги в экономической политике России XVIII в находили своё отражение и в сфере экономической идеологии. Основы отечественной экономической науки закладывались вместе с созданием научных и учебных заведений. Русская экономическая мысль осваивала передовые европейские научные концепции, но, учитывая конкретные потребности страны, теоретически обосновывала экономическую политику России.
Во всех отраслях и сферах жизни Российского государства произошли изменения, связанные с процессом разложения крепостнических и формирования капиталистических отношений, с развитием товарно-денежных отношений и разрушением натурального хозяйства. Все эти процессы протекали медленно и противоречиво, так как в стране сохранялось крепостничество.

3. Сущность реформ Петра I в области медицины и здравоохранения.

Петр I, наряду с вопросами общего государственного устройства, особо интересовался вопросами медицины и постановкой медицинского дела за границей через своих послов и во время своего путешествия. Он лично познакомился с Левенгуком, Бургавом и Рюишем, известными голландскими учеными. При непосредственном участии Петра началось развертывание госпиталей и обучение при них врачей. Так в Москве, в 1707 году был открыт госпиталь в Лефортове, который существует теперь как главный госпиталь Вооруженных Сил имени Н. Бурденко.

Подготовка медицинских кадров осуществлялась в госпитальных школах (с 1707 г.), медико-хирургических училищах (с 1786 г.), в Петербургской и Московской медико-хирургических академиях.

К началу XVIII в. относится реформа Петра I по упорядочению аптечного дела в России. Бесконтрольная продажа лекарств нередко приводила к несчастным случаям – отравлениям сильнодействующими и ядовитыми веществами. И, несмотря на то, что с 1672 г. существовал соответствующий указ, в 1701 г. вводится новый указ о запрещении зелейным и москательным лавкам торговать лекарствами. Стала появляться отечественная печатная фармацевтическая литература, в том числе и так называемые "Домашние аптеки", то есть списки лекарств, которыми можно было пользоваться без назначения врача, с указанием, в каких случаях какое лекарство употреблять, и приложением рецептов.

Петр I, являясь членом Парижской Академии наук, имел обширные знания в области техники, был хорошо знаком с естественными науками и понимал огромное государственное значение медицины. Он сам изучал анатомию, перевязывал раны, умело производил некоторые хирургические операции: пункцию живота, кровопускание и др. Часто посещал операции, производимые в госпиталях, присутствовал на вскрытиях.

Он прослушал курс в Лейденском университете, там же познакомился с лучшими больницами, анатомическими музеями, выдающимися врачами. В Голландии он приобрел знаменитую анатомическую коллекцию «монстров» (рожденных с пороками развития), ставшую основой первогоанатомического музея России — «Кунсткамеры». Со всех стран собирали в «кунсткамеру» раритеты и «монстров», старинные книги и т.д. Петр не жалел на это денег. Одновременно создавалась и Публичная библиотека, костяк которой состоял из книг Аптечного приказа. В 1719 г. «Кунсткамеру» и Публичную библиотеку открыли. Интересно выступление Петра I по этому поводу: «Я еще приказываю не только всякого пускать сюда даром, но если кто придет с компанией смотреть редкости, то и угощать их на мой счет чашкою кофе, рюмкою водки либо чем–нибудь иным в самих этих комнатах».

При Петре I положено начало применению целебных минеральных источников. Стали использовать и изучать лечебное применение вод минеральных источников в Олонецком крае, Липецке и Старой Руссе. Рациональное их использование регламентировали «дохтурские правила».

В начале XVIII века был открыт первый завод (мастерская) по производству хирургических инструментов. Также был введен надзор за продажей пищевых продуктов и мяса на рынках. Продавцам предписывалось ношение специальной одежды: «… носили бы белый мундир и наблюдали бы во всем чистоту». Проводились мероприятия санитарного характера Высокая заболеваемость и смертность населения России, особенно детская смертность, беспокоили лучших представителей медицины. Петр ввел регистрацию рождений и смертей, поручив это дело церковнослужителям, а также проведение ревизских сказок-переписей людей для выявления рекрутов. Он позаботился об открытии приютов для подкинутых детей, издав в 1715 году указ, в котором говорилось о запрете под страхом смерти убивать детей и необходимости сдавать в приют.

4. Реформы в области здравоохранения проведенные в России во второй половине XVIIв.

В ряду административных реформ Петра I были мероприятия по медицинскому делу: была организована медицинская канцелярия, во главе ее с 1716 г. поставлен врач, в ряде городов открыты аптеки. В 1718 г. в Петербурге организовали «инструментальную избу» для изготовления хирургических инструментов. Стали использовать и изучать лечебное применение под минеральных источников в Олонецком крае, Липецке и Старой Руссе. Проводились мероприятия санитарного характера: начали учитывать рождаемость и смертность, возник надзор за пищевыми продуктами на рынках, были изданы указы о благоустройстве Москвы.Высокая заболеваемость и смертность населения России, особенно детская смертность, беспокоили лучших представителей медицины. В середине XVIII века проведены реформы в области здравоохранения: в 1763 г. была организована Медицинская коллегия, увеличено число врачей в городах, обращено большое внимание на медицинское образование и подготовку врачей-специалистов и преподавателей. В 1763—1771 гг. в Москве и Петербурге были открыты воспитательные дома с родовспомогательными заведениями при них, служившими школами для подготовки повивальных бабок. В связи с разделением на губернии проведены преобразования во врачебном деле: созданы губернские врачебные управы, введены должности уездных лекарей. В 1775 г. в губерниях были созданы приказы общественного призрения, в ведение которых были переданы гражданские больницы.

В истории русской медицинской науки и медицинского образования в середине XVIII века видную роль сыграл Павел Захарович Кондоиди (1710—1760), грек по происхождению, привезенный в Россию в раннем возрасте и воспитанный в России. В 1732 г. П. 3. Кондоиди окончил, медицинский факультет Лейденского университета и, возвратившись в Россию, служил военным врачом. В 1741 —1747 гг. П. 3. Кондоиди был помощником генерал-директора медицинской канцелярии и фактически руководил медицинским делом России. Через несколько лет он вновь был привлечен к руководству врачебной администрацией и с 1753 г. по 1760 г. был главным директором Медицинской канцелярии.

5. Открытие первых госпиталей и госпитальных школ при них, характеристика госпитальных школ и дальнейшая их реорганизация.

В подготовке врачебных кадров и развитии практической медицины в России XVIII в. большую роль сыграли госпитальные школы (1707), открытые на базе госпиталей, и медицинский факультет Московского университета (1764).

Первая госпитальная школа была открыта при постоянном сухопутном госпи­тале в Москве (1707), руководить которой был назначен голландский врач Николай Бидлоо, «ближний доктор его царского величества»,2 ученик Г.Бургава, племянник анатома, атласом которого пользовался сам Петр I. Открытие госпиталя и школы является частью реформ первой четверти XVIII века, проводимых в России в области государственного управления, экономики и культуры. Такие школы были открыты на базе и других госпиталей.

Это были высшие учебные заведения. «Это был первообраз русского, не существовавшего еще университета, правда. С одним медицинским факультетом»,- писал врач и историограф госпиталя А.Н.Алелеков.3

Для получения звания лекаря, после прохождения общеобразовательной подготовки (славяно-греко-латинская академия или духовное училище), в госпитальной школе необходимо было учиться 5-7, а иногда и 11 лет. В программу преподавания были включены все теоретические и практические медицинские дисциплины в большем объеме, чем на медицинских факультетах иностранных университетов. Через 3 года после сдачи экзаме­нов ученику присваивалось звание подлекарь (среднее между врачом и фельдшером), а по окончании седьмого года подлекаря производили в ле­кари. Ученики госпитальных школ изучали анатомию, физиологию, опера­тивную хирургию, фармакологию, судебную медицину, неврологию, зубоврачевание с челюстно-лицевой хирургией и челюстно-лицевой травматоло­гией. Обучение проводилось на практике, в больничных палатах.

В каждой госпитальной школе был анатомический театр с музеем, библиотека, ботанические огороды.Среди анатомических препаратов были препараты и с пато­логией зубочелюстной системы, а среди инструментов были инструменты для проведения зубоврачебных опера­ций (на голове, губах, деснах, языке). В библиотеках госпиталей были книги и диссертации по вопросам зубоврачевания.

В 1710 году Н.Л.Бидлоо написал труд «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре», содержание которого позволяет судить о первой программе преподавания научной хирургии в России. «Наставления» состоят из 4-х частей: часть I названа в точном соответствии с оригиналом рукописи, состоит из нескольких глав и начинается с определения понятия «хирургия»: « это предмет, созданный опытом, на основе познания и изучения хорошо сложенного человеческого тела, для восстановления и сохранения неестественно измененного случайными болезнями тела и красоты его, что достигается приложением рук извне, применением внутрь лекарств, а также инструментов».

Характерными особенностями госпитальных школ XVIII века являлись: высокий общеобразовательный уровень учащихся, приходивших из учебных заведений духовного ведомства, знание латинского языка, философии, трудов греческих и римских писателей и философов, демократическое происхождение.

Врачи, получившие образование в госпитальных школах, занимали ведущее место в русской медицине, некоторые из них стали преподавателями в этих школах, а позднее в университете.

К концу XVIII в. в связи с возрастанием требований к подготовке врачебных кадров, госпитальные школы были преобразованы в медико-хирургические училища (1786), а затем в медико-хирургические академии (1798) в Петербурге и Москве с более обширными программами и новым учебным планом.

Петр 1, являясь членом Парижской Академии наук, имел обширные знания в области техники, был хорошо знаком с естественными науками, интересовался медициной и понимал ее огромное государственное значение. Знакомство царя с работами голландского анатома Ф.Рюйша оказало плодотворное влияние на развитие анатомии в России. Посещая Голландию (1698 и 1717), Петр 1 слушал лекции по анатомии, присутствовал на вскрытиях и операциях. В 1717 он приобрел анатомическую коллекцию Ф.Рюйша, положив начало фондам первого русского музея – Кунсткамеры, ныне Музей антропологии и этнографии в С.-Петербурге. В 1718 году Петром 1 была открыта «инструментальная изба» для изготовления хирургических инструментов.

Петр 1 умело перевязывал раны, производил некоторые хирургические операции: пункцию живота, кровопускание и «…со временем приобрел он в том столько навыку, что весьма искусно умел анатомировать тело, пускать кровь, вырывал зубы и делал то с великою охотою» 4 . Большое значение Петр 1 уделял уходу за больными и ранеными. В 1701 году им был издан Указ, в котором было оговорено, как надо ухаживать за немощными: на пятерых больных должен быть один здоровый.

Он владел техникой удаления зубов и нередко применял ее на практике, постоянно носил при себе два набора инструментов: матема­тический и хирургический (в последнем находился пеликан и щипцы для удаления зубов). В С.-Петербургском Музее антропологии и этнографии хранится «Реестр зубам, дерганым императором Петром I». В коллекции содержится 73 зуба, удаленных лично Петром I, причем большинство зубов относится к молярам, т.е. к группе трудноудаляемых. Однако, несмотря на искривлен­ность корней, переломов не отмечено, что свидетельствует о хорошем владении техникой удаления и знанием анатомии.В 1710 году в России было введено звание «зубной врач». Зубоврачеванием занимались дантисты, цирюльники, знахари и выпускники госпитальных школ. Дантисты получали навыки лечения зубов путем ученичества, а чтобы получить звание «зубной врач» и право врачевать, им необходимо было сдать экзамен в Медицинской канцелярии, а позднее в Университете. Цирюльники, в основном иностранцы, малообразованные шарлатаны, приезжали в Россию не для оказания помощи больным людям, а чаще всего для легкого заработка. Велико значение реформ Петра 1, направленных на дальнейшее совершенствование управления медицинской помощью и создание материальной базы для медицинских учреждений. Вместо Аптекарского приказа в 1716 году была создана Медицинская канцелярия, руководить которой стал врач в должности архиятера.

Начало новой полосы в развитии науки и общественной мысли в России связано с открытием в 1725 году Академии наук и в 1755 году Московского университета.

6. Открытие Московского университета, медицинского факультета при нем.

Основание Московского университета в 1755 г. по указу императрицы Елизаветы Петровны имело огромное значение для распространения высшего медицинского образования в России. По первоначальному проекту, представленному М.В.Ломоносовым, на медицинском факультете университета должно было проводиться преподавание химии, натуральной истории (ботаника, зоология, минералогия, агрономия) и анатомии.

Полное представление о первоначальном предназначении медицинского факультета Московского университета дает "Проект об учреждении Московского университета", представленный И.И.Шуваловым в Сенат.

В проекте указывалось, что на медицинском факультете должны состоять три профессора: химии, натуральной истории и анатомии; были определены обязанности этих профессоров, а также правила, касающиеся студентов. В "Проекте" также имеются указания о недопущении в число студентов детей крепостных. Среди абитуриентов первого набора не было дворян, и первые студенты университета происходили из "разночинцев" – детей мелких чиновников, канцеляристов, учителей, солдат, прапорщиков и мелкого духовенства.

Московский университет был открыт в доме у Воскресенских ворот на Красной площади, построенном еще в XVII столетии. В 1793 г. Московский университет был переведен в здание на Моховой улице, выстроенное знаменитым русским архитектором М.Ф.Казаковым.

Студенты начали поступать в Московский университет в конце мая 1755 г. Согласно указу Синода, Славяно-греко-латинская академия должна была шесть лучших своих воспитанников из числа обучающихся в последних классах послать в состав первых студентов Московского университета.

В их числе оказался и Семен Герасимович Зыбелин (1735-1802), будущий известный профессор медицинского факультета. "Как "старший", он получил на руки касающийся всех шести переводимых из Славяно-греко-латинской академии "Синодный указ" и 25 мая 1755 г. явился в Московский университет и первым был зачислен в состав его студентов. Ему принадлежит честь называться первым

Первое десятилетие XIX века явилось началом интенсивного развития врачебной и научной деятельности на медицинском факультете Московского университета: улучшилось преподавание клинических дисциплин, факультет получил первые базы для клинического обучения.

Большое значение для улучшения методической базы преподавания на медицинском факультете имел университетский устав 1804 г. В соответствии с этим уставом на медицинском факультете было открыто шесть новых кафедр: анатомии, физиологии и судебной медицины; патологии, терапии и клиники; врачебного веществословия, фармации и врачебной словесности; хирургии; повивального искусства; скотолечения. Кроме того, были открыты курсы публичных лекций по естественной истории, физике, истории Европы и торговому праву. В 1805 г. на медицинском факультете открылись первые клиники под наименованием Клинического института.В университетской клинике

Во время пожаров по прибытии наполеоновских войск в Москву пострадал и Московский университет, и его медицинский факультет: сгорели главный корпус университета, библиотека, музей, ботанический кабинет и анатомический институт. В меньшей степени пострадали клинический институт и медицинские книгохранилища.

В XIX веке на медицинском факультете Московского университета стали совершенствоваться преподавание и научно-исследовательская работа, чему во многом способствовало открытие новых клиник и институтов на Девичьем поле и возникновение там "клинического городка". Выпускником медицинского факультета был Н.И.Пирогов.

Во второй половине ХIХ столетия в педагогической и научной деятельности медицинского факультета активно участвовали такие крупнейшие русские ученые-медики, как Г.А.Захарьин, Г.И.Россолимо, Н.В.Склифосовский, А.А.Остроумов, С.С. Корсаков, В.Ф.Синельников, Ф.Ф.Эрисман, Д.Н.Зернов. Творческое наследие этих ученых до сих пор оказывает значительное влияние на развитие многих клинических дисциплин, составляющих основу современной фундаментальной медицины.На военном корабле

Во время Первой мировой войны (1914 – 1917 гг.) медицинский факультет проводил большую работу по оказанию помощи больным и раненым и борьбе с инфекционными заболеваниями. Почти половина преподавательского состава факультета была призвана на военную службу. Студенты старших курсов призывались в армию в качестве зауряд-врачей, была усилена и ускорена подготовка врачей для армии. При медицинском факультете были открыты курсы для подготовки медицинских сестер военного времени. Была значительно увеличена подготовка студентов по военно-полевой хирургии, санитарии, травматологии и ортопедии. Госпитальная терапевтическая клиника была частично превращена в военный госпиталь.

7.  Значение научных открытий и материалистической философии М.В. Ломоносова для развития медицины.

Передовые идеи и многочисленные практические предложения русских врачей XVIII века, направленные на улучшение медико-санитарного обслуживания населения, в условиях самодержавно-крепостнического строя оставались в большинстве случаев нереализованными.

М. В. Ломоносов. Значение его естественнонаучных открытий и материалистической философии для развития медицины. Начало новой полосы в развитии науки и общественной мысли в России, возникновение цельной системы материалистической философии связано с именем великого М. В. Ломоносова.

Глубоко изучив и усвоив все ценное и положительное, что дали естествоиспытатели и философы в странах Европы, М. В. Ломоносов отверг идеализм и метафизические объяснения явлений природы, которые в XVII—XVIII веках давались многими учеными. М. В. Ломоносову была чужда средневековая схоластика. Слепое преклонение перед авторитетами, перед отжившими теориями он считал серьезным тормозом в развитии подлинной науки. М. В. Ломоносов был энциклопедически образованным естествоиспытателем-мыслителем, проложившим новые пути в самых различных областях научного знания. Его открытия и ббобщения намного опередили современную ему науку.

М. В. Ломоносов был выдающимся представителем естественнонаучного материализма XVIII века. Ломоносов считал невозможным существование пауки без опыта и наблюдения: «Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мыслей, рожденных только воображением». Однако не менее важно, по его мнению, осмысливание опыта и наблюдений, приведение в систему, построение теорий и гипотез. Он критиковал голый эмпиризм, неспособный из множества разрозненных фактов дать обобщение. М. В. Ломоносов разрабатывал материалистическую теорию познания.

Наиболее характерной чертой его творчества была гениальная способность к теоретическому мышлению, к широким обобщениям экспериментальных данных о явлениях природы. Выступая как новатор, смело ломающий существующие в науке ложные представления и устарелые традиции. М. В. Ломоносов закладывал основы нового, научного взгляда на природу, материю и движение. Он выдвинул гипотезу атомно-молекулярного строения вещества, причем не как отвлеченную натурфилософскую концепцию, что делалось и до него, а как естественнонаучную гипотезу, основанную на данных опыта. Эту гипотезу о строении вещества М. В. Ломоносов последовательно развил в стройную научную систему и распространил на все известные в то время физические и химические явления.

М. В. Ломоносов открыл закон сохранения вещества. Первоначальная формулировка была :им дана в письме к Эйлеру в 1748 г.. затем — в 1756 г. в «Размышлении о природе тепла». Окончательно закон сформултрован в речи «Рассуждение о твердости и жидкости тел» в 1760 г. Развив учение об атомах и их движении, открыв и научно обосновав закон постоянства вещества и движения, М. В. Ломоносов положил его в основу всеобщего закона природы и сделал из него многие естественнонаучные и философские выводы. Он дал естественнонаучное и философское объяснение положению материализма о единстве материи и движения.

Значение открытия М В. Ломоносова было поистине огромно не только для химии, но и для всего естествознания и материалистической философии. Открыв закон сохранения материи и движения, великий ученый отверг метафизическое положение о том, что движение есть нечто внешнее по отношению к материи и что поэтому оно может уничтожаться и возникать из ничего. Данная им формулировка закона сохранения материи и движения включает:

1) идею сохранения движения, под знаком которой развивалось в дальнейшем естествознание XIX века, когда был открыт закон сохранения и превращения энергии;

2) идею неразрывности материи и движения, под знаком которой развивается современное естествознание.

Материалистические философские воззрения М. В. Ломоносова были тесно связаны с его исследованиями и открытиями в области физики и химии. Эти исследования и открытия были естественнонаучным основанием материалистического мировоззрения М. В. Ломоносова. В свою очередь материализм М. В. Ломоносова неизменно служил теоретическим источником в его научных исследованиях, в обосновании и развитии нового направления в естествознании, сторонники которого придерживались стихийно-диалектического  взгляда  на природу.

Зачатки стихийной диалектики наряду с сознательным материалистическим пониманием природы ярко проявились в мировоззрении М. В. Ломоносова. Оставаясь в рамках механистического материализма, он вместе с тем нанес значительный удар метафизическому мировоззрению, рассматривая явления в природе в процессе их развития. Так, в работе «О слоях земли» в 1763 г. М. В. Ломоносов писал об эволюционном развитии животного и растительного мира и сделал важный вывод, что изменяются не только отдельные тела, но и природа в целом.

Выдающиеся открытия и смелые теоретические обобщения М. В. Ломоносова в естествознании были могучим идейным источником развития материалистического мировоззрения во второй половине XVIII века и в последующие периоды.

Материалистические философские, естественнонаучные воззрения и общественно-политические демократические взгляды Ломоносова оказали большое влияние на развитие естествознания и медицины в России. На долгие годы во второй половине XVIII века и в XIX веке они были у учеников и последователей М. В. Ломоносова научной основой развития отечественной медицины.

Ломоносов разъяснил процесс окисления и горения и этим установил природу дыхания. Он был убежденным противником теории «невесомого» флогистона, за 17 лет до Лавуазье впервые отчетливо сформулировал положение о химической природе окисления. Количественные исследования химического состава различных веществ во времена М. В. Ломоносова только начинались. Систематическое применение весов в химических опытах, которое началось в середине XVIII века, в лице М. В. Ломоносова нашло одного из пионеров и ярых приверженцев. Закон сохранения вещества, количественный анализ, разъяснение процессов горения являлись основой для будущих исследований физиологов и биохимиков.

М. В. Ломоносов подчеркивал значение химии для медицины. «Медик без довольного познания химии совершен быть не может. Ею познается натуральное смешение крови и питательных соков, ею открывается сложение здоровых и вредных пищей. В. Ломоносов также подчеркивал необходимость изучения анатомии.

Ломоносов редактировал сделанный его учеником, одним из первых отечественных анатомов А. П. Протасовым, перевод анатомических терминов  для   атласа.

Особенно важно для истории медицины написанное М. В. Ломоносовым в 1761 г. обращение к крупному государственному деятелю этого времени И. И. Шувалову письмо «О размножении и сохранении российского народа», в котором он обратил внимание на ряд вопросов, связанных с состоянием медицины в России в его время ‘. В этом письма М. В. Ломоносов показал патриотизм и глубокое понимание вопросов охраны народного здоровья и народонаселения. Он отметил низкую рождаемость  РОССИЯ, плохую помощь при родах, высокую смертность детей при родах и в раннем детском возрасте, высокую заболеваемость и смертность детей и взрослых, недостаток медицинской помощи как гражданскому населению России, так и в армии.

Ломоносов не только указал на недостатки, но и поставил задачи улучшения медицинской помощи населению, увеличения числа врачей, лечебных учреждений, аптек, составления и издания доступных для широких кругов книг об оказании помощи при родах, о лечении детей. Он призывал улучшить уход за детьми, бороться с антигигиеническими обычаями в быту, в частности связанными с церковными обрядами, рассмотрел мероприятие по борьбе с детской смертностью.

Призывы М. В. Ломоносова во многом остались неосуществленными, но в ряде пунктов, например в отношении улучшения родовспоможения и подготовки повивальных бабок, передовые врачи второй половины XVIII века (Н. М. Максимович-Амбодик, Д. С. Самойлович, А. М. Шумлян-ский) в своей врачебной практической и санитарно-просветительной деятельности следовали заветам Ломоносова. М. В. Ломоносов боролся против иноземных ученых, тормозивших развитие русской науки. Разоблачая антирусские тенденции в исторических и этнографических трудах Г. Миллера, он писал, что этот автор «больше всего высматривает пятна на одежде российского тела, проходя многие истинные ее украшения».

8. Зыбелин Семен Герасимович. – первый русский профессор медицинского факультета Московского Университета.

Наиболее выдающимся русским врачом XVIII века заслуженно считается Семен Герасимович Зыбелин (1735—1802).

С. Г. Збелинн учился в Славяно-греко-латннской академии и оттуда в 1755 г. был отправлен студентом во вновь открываемый Московский университет. После окончания общего факультета в 1759 г. Зыбелин был направлен Лейденский университет, где в 1764 г. окончил медицинский факультет получил степень доктора медицины. С 1765 по 1802 г. С. Г. Зыбелин ее 35 лет преподавал на медицинском факультете Московского университета, читал в разные годы теоретическую медицину, анатомию, хирургию, этическую медицину и химию. С 1768 г. одним из первых С. Г. Зыбе-i начал читать лекции на русском языке.

Кроме преподавания студентам, С. Г. Зыбелин многократно выступал с торжественными речами на годичных актах университета и посвящал их 1личным вопросам медицины. Эти речи Зыбелина («Слова» по термино-щя XVIII века) имели целью пропаганду медицинских сведений среди различных кругов, после произнесения печатались и делались доступными. «Словах» Зыбелин высказывал передовые для своего времени взгляды только по вопросам практической медицины и гигиены, но и по широким философским   вопросам.

Тематика речей С. Г. Зыбелина разнообразна: на афоризмы Гипократа, «О действии воздуха на человека и о путях, коим он в него входит», причинах внутреннего союза частей между собой», «О пользе прививки оспы», «О вреде, проистекающем от держания себя в теплоте излишне», «О сложениях тела человеческого и о способах, как предохранить от болезней», «О правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащем к размножению в обществе народа», «О способах предупредить можно немаловажную между прочими медленного умнония народа причину, состоящую в неприличной пище младенцам, заемой в первые месяцы их жизни» и др.

С раннего периода своей деятельности С. Г. Зыбелин показал себя )передовым ученым, ставящим задачей разрешение наиболее трудных вопросов, связанных с изучением мира и человека. По мнению С. Г. Зыбелина, наука должна познать не только «внешнюю красоту» окружающих века явлений, но их внутреннее содержание, связи, объективные за годы существования.

Изучение и знание законов природы С. Г. Зыбелин считал крайне важным для развития медицины, предупреждения болезней и сохранения здоровья населения. Он признавал объективный характер законов природы и призывал слушателей следовать им и изучать их.

В своих трудах он освещал основные проблемы медицины: этнология болезней, наследственность, конституция и ее значение для здоровья детей. В воззрениях Зыбелина отразились самобытность его суждений,, злость мыслей, широкий кругозор и приверженность к прогрессивным еям.

В своем естественноисторнческом материализме, в настойчивом про-зглашенин опыта первоосновой науки С. Г. Зыбелин был последователь М. В. Ломоносова. Он хорошо усвоил философские и научные везения великого ученого и в своих работах опирался на его основные представлення о сущности явлений природы и человека.

В 1768 г. С. Г. Зыбелин предлагал в предводительницы разума избирать природу, а не ее пристрастных толкователей. Как и М. В. Ломоносов, он считал, что в основе наших знаний должны лежать наблюдения и опыт и их осмысленное восприятие, а не предписывание природе своих законов, основанных на отвлеченных от жизни представлениях.

Вместе с тем работы С. Г. Зыбелина свидетельствуют о творческом усвоении им взглядов М. В. Ломоносова и дальнейшем их развитии в медицине. В «Слове   о   действии   воздуха   в   человеке и путях, которыми в него входит» С. Г. Зыбелин указал на материальный характер и единство человека с окружающим миром, подчиняемость его законам природы. Свое «Слово о причине внутреннего союза частей» С. Г. Зыбелин закончил следующими словами: «Не должно рассуждать о вещах так, как их тот или другой описал сочинитель, но как природа оные   произвела, а глазам нашим представляет. Желательно, чтоб все были больше с натурою согласны и оной бы везде последовали, а не суемудренным своим умствованием предупреждали и как бы вооруженною рукою ей законы   свои предписывали, но сами б повиновались и разум пленяли в ее послушание, ибо противные ей ума изобретения скоро истлевают» « «Особливо страждут науки весьма много от тех, — говорил он, — кои или обожают древность мнения, или старость сочинителя, или его знатность». Приводя в пример Гарвея, смело боровшегося за правоту своих взглядов,   С. Г. Зыбелин призывал молодежь к смелости в научных исследованиях и к преодолению укоренившихся ложных представлений.

Преподавая теоретическую медицину, С. Г. Зыбелин начинал с физиологии здорового человека, физиологической семиологии и диететики, затем излагал патологию, патологическую семиологию и, наконец, терапию. Врачебное веществословие и рецептуру Зыбелин преподавал с демонстрацией приготовления важнейших лекарств: под его руководством аптекари показывали студентам приготовление лекарств.

Сознавая недостатки преподавания медицины в Московском университете, С. Г. Зыбелин ввел демонстрации больных при чтении клинических лекций и показ экспериментов при чтении курса физиологии и патологии. Стремясь организовать практические занятия студентов в самом университете, С. Г. Зыбелин в конце XVIII века начал преподавание сначала непредусмотренного, а с 1800/1801 учебного года включенного в учебный план курса консультативной медицины («медицину консульта-торию»), в которой «упражнять будет своих слушателей к распознаванию самих болезней, так и предусматриваннн следствий от них, присовокупляя при этом и лечение оных».

Теоретический характер преподавания, отсутствие в Московском университете собственных клиник для практического изучения медицины тормозили развитие медицинского образования и подготовку врачей. Для того чтобы устранить этот недостаток, в последнее десятилетие XVIII века студентов медицинского факультета Московского университета стали направлять для практической работы с больными в Московский военный госпиталь. В первое время в госпитале не было определенного места для практической работы и занятий студентов. Только в 1797 г. была выделена специальная палата на 10 коек. Заведовал этой палатой Е. О. Мухии, ставший впоследствии профессором.

В XVIII веке детей среднего и старшего возраста лечили терапевты. Поэтому в своих речах С. Г. Зыбелин останавливался на многих вопросах гигиены и патологии детского возраста.

С. Г. Зыбелин выражал уверенность в возможности долголетия людей, которое может «превысить и целое столетие». Однако, говорил он, это исполняется «едва только в тысячном человеке». Причину этого он видел в ненормальных условиях жизни, вредных привычках, «невоздержании, праздности», «непредвиденных приключениях», а также склонности к  определенным  заболеваниям.

9. Самойлович Данила .Самойлович – первый русский ученый-эпидемиолог.

Семен Герасимович Зыбелин (5.09.1735 – 8.05.1802) – известный русский ученый, педагог, доктор медицинских наук, первый профессор медицины Московского университета, член Российской академии наук.

МЕДИЦИНСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

С.Г. Зыбелин был известным ученым-клиницистом, благодаря которому был раскрыт широкий круг медицинских вопросов, а также были подняты клинические проблемы физиологии и патологии, а также оставшиеся без внимания научного общества и государства важные аспекты профилактики и гигиены.

В результате блестящей деятельности, которую вел Зыбелин, его считают первым русским терапевтом, а также первым детским врачом в России, который широко рассматривал вопросы, касающиеся гигиены и профилактики заболеваний. Именно с его помощью в истории медицины появились основные положения терапевтической школы.

Как свидетельствуют исторические очерки, Семен Герасимович был ярым сторонником гигиенических мероприятий, и как следствие, горячим поборником физкультуры, как эффективного профилактического мероприятия.

В 1771 году Зыбелин стал врачом, курирующим центральную часть Москвы, а также в это время был членом комиссии, которая занималась актуальными вопросами по борьбе с чумой. На протяжении более 15 лет, С. Г. Зыбелин бесплатно работал врачом в больнице при университете, где добросовестностью выполнял свои обязанности и не опасался тесного контакта с больными, чем и заслужил всеобщее уважение.

Семен Герасимович Зыбелин скончался 8 мая 1802 года.

Первый русский эпидемиолог и чумолог.

Во второй половине XVIII в. Д. С. Самойлович завер­шил разработку учения о чуме. Он стремился распознать сущность этой болезни, вскрывая трупы умерших, ис­кал причину болезни, дал классическое описание кли­нической картины и указал, что эта болезнь передает­ся только через «прикосновение». Выдающийся ученый-эпидемиолог Д. С. Самойлович, участник ликвидации 9 эпидемий чумы в 1784 г., писал, что чума — «болезнь прилипчивая, но удобно обуздывае­мая и пресекаемая. От соприкосновения нельзя заразиться, если сразу же вымыть руки уксусом или ква­сом, или водой с солью, или чистой водой».

Он предложил делать прививки против чумы медицинскому пер­соналу, для чего на несколько дней класть на пред­плечье марлю, пропитанную гноем из зрелого бубона.

10. Максимович-Амбодик. Нестор Максимович т его вклад в развитие отечественного акушерства, педеатрии, медицинской терминологии и лекарствоведения.

Нестор Максимович Максимович-Амбодик – крупнейший ученый второй половины XVIII века – является основоположником русского акушерства и педиатрии; он также считается по праву одним из основоположников русской фармакогнозии и медицинской терминологии. Созданные им фундаментальные работы в области акушерства, педиатрии, медицинской ботаники и фармакогнозии были не только первыми оригинальными научными руководствами, но и первыми русскими учебными пособиями, без которых успешное развитие медицинского образования и подготовка акушерских кадров в России были бы невозможны.

Словари, составленные Н.М. Максимовичем-Амбодиком, положили начало разработке русской медицинской номенклатуры.

Н.М. Максимовичу-Амбодику принадлежит также ряд крупных переводных работ, способствовавших популяризации медицинских знаний, среди широких слоев населения.

Возглавив Петербургскую бабичью школу, Н.М. Максимович-Амбодик ставит перед собой три цели: 1) сделать медицинское образование для русских доступным; 2) поставить преподавание на высокий уровень, соответствующий современному развитию акушерства; 3) создать учебное руководство по акушерству на русском языке, отражающее современные знания в области повивального искусства.

С необыкновенной энергией и энтузиазмом, не жалея ни времени, ни сил, ни личных средств, Н.М. Максимович-Амбодик берется за реорганизацию всего учебного процесса подготовки повивальных бабок. Прежде всего он вводит обязательные практические занятия у постели рожениц в родильном отделении Воспитательного дома. Теорию и практику он считает неразделимыми. Н.М. Максимович-Амбодик первым в России проводит занятия на акушерском фантоме (модель женского таза и плода), применяя его для изучения-механизма родов, как, нормальных, так и патологических, а также для обучения различным акушерским приемам, пособиям, операциям. Одновременно Н.М. Максимович-Амбодик ему же заказывает сделать ряд акушерских инструментов: стальные клещи с деревянными рукоятками (т. е. акушерские щипцы), серебряный женский катетер и др.

Н.М. Максимович-Амбодик первым из акушеров начинает читать лекции на русском языке.

Нестора Максимовича Максимовича-Амбодика по праву называют отцом русского акушерства. Он является создателем капитального труда «Искусство повивания, или наука о бабичьем деле» (1784- 1786)- первого отечественного научного руководства на русском языке, без которого было бы немыслимо успешное развитие в России акушерства и научной подготовки акушерских кадров. «Искусство повивания» включает вопросы физиологического, патологического и оперативного акушерства. По нему училось несколько поколений врачей и акушерок. Труд этот написан на прекрасного знания современного европейского акушерства и богатого личного клинического опыта. Многие положения, высказанные Н.М. Максимовичем-Амбодиком, были прогрессивными и не потеряли актуальности и в наши дни. В предисловии к «Искусству повивания» Н.М. Максимович-Амбодик пишет о том, что следует знать анатомию женского тела и утробного плода, без которых невозможно стать опытным акушером, о том, что важно «заблаговременное» практическое обучение для получения специальных навыков, нужных для оказания своевременной помощи в трудных родах. В «Искусстве повивания» Н.М. Максимович-Амбодик подробно описал анатомическое строение женских половых органов и внутриутробное положение плода, признаки беременности, методику и значение акушерского исследования беременной и роженицы. Он первым обратил внимание на большое значение подготовки рук акушера для «перстного осязания»: необходимо остричь ногти и смазать руки теплым маслом. Одновременно он рекомендует не проводить акушерского исследования без достаточных к тому показаний.

Одна из важнейших причин акушерской патологии – узкий таз -рассматривается Н.М. Максимовичем-Амбодиком очень подробно. Обращая внимание на неправильное строение женского таза, он подчеркивает, что такой таз является частой причиной трудных родов, а иногда и невозможности их. Описанные им формы узкого таза, признанные и в настоящее время, легли в основу классификаций узкого таза, предложенных в дальнейшем многими авторами.

Большой исторический интерес представляет указание Н.М. Максимовича-Амбодика на необходимость хирургического лечения внематочной беременности, о которой в те годы имели самое смутное представление. Огромный вклад внес Н.М. Максимович-Амбодик в отечественную педиатрию. Пятая часть «Искусства повивания» посвящена вопросам физиологии и гигиены, а также заболеваниям детей раннего возраста. Часть пятая, содержащая краткое объяснение всего того, что воспитывающим детей ведать и делать должно – касательно их природных свойств, воспитания, попечения и содержания от самого их рождения до отроческого возраста; … описание болезней, младенцам приключающихся; примечания и наставления о врачевании оных и надежные средства, к облегчению и предохранению» детей от немочей способствующие». Эта работа по существу является первым руководством по педиатрии на русском языке.

Н.М. Максимович-Амбодик дает определение доношенного и недоношенного плода, здорового и большого ребенка, сведения о соответствующих размерах головы, груди, о длине и весе тела ребенка, описывает процессы дыхания, кровообращения у новорожденных. Н.М. Максимович-Амбодик был одним из активных сторонников развития отечественного лекарственного растениеводства и противником ввоза дорогостоящих иностранных лекарственных средств. «Я смело могу сказать, что если бы все врачи и лекари тщательнее и прилежнее повторными опытами испытывали: силу и действие растений, в своем отечестве прозябающих, то едва ли они имели нужду в выписывании новых, из чужих стран вывозимых, дорогих, но иногда вовсе бездейственных, лекарственных веществ».

Н.М. Максимович-Амбодик прекрасно понимал,, что для научного изучения отечественных лекарственных растений нельзя довольствоваться одним только «внешним познанием растений», необходимо знать их строение, условия произрастания, особенности сбора к хранения лекарственного сырья, а также уметь проверять и испытывать целебные свойства различных растений. В связи с этим он считал необходимым изучение ботаники врачами, аптекарями и лицами, занимающимися сбором лекарственных растений.

Работа Н.М. Максимовича-Амбодика «Первоначальные основания ботаники» (1796) – первое русское руководство по ботанике, в котором дается детальное описание общего строения растений и их частей (корня, стебля, листьев, цветов и т. д.), рассказывается об отдельных группах растений (например, папоротниках, грибах). В этом руководстве не встречаются научно не исследованных лекарственных растений. Н.М. Максимович-Амбодик описывает строго установленные виды растений на основе систематики животного и растительного мира Карла Линнея. Большое внимание уделяется порядку исследования растения; прекрасно сделанные рисунки дополняют содержание книги.

11. Появление русской анатомии. Первые русские анатомы и хирурги: Шумлянский, Шеин, Щепин.

Первые этапы развития анатомии и медицины Российского государства XVIII века озарены гением Петра I, проявившего интерес к подготовке врачей в Голландии, где он посещал лекции и анатомические театры профессоров Ф. Рюйша, Г. Бургава и А. Ван-Левенгука. Для просвещения россиян Петром Великим приобретается анатомическая коллекция для Кунсткамеры, которая по его указу с 1718 года постоянно пополняется эмбриологическими и тератологическими препаратами, сохранившимися в Санкт-Петербурге до наших дней. По возвращению из-за границы в Москву царь организует для бояр цикл лекций и вскрытий, учится сам в Московском анатомическом театре препарировать трупы и производить хирургические операции. В дальнейшем подобные мероприятия стали регулярными и производились в госпиталях, лекарской школе, организованной Петром в Академии наук.

К.И. Щепин — один из первых русских профессоров-анатомов, преподавал на русском языке анатомию, физиологию и хирургию. В Петербургской и Московской госпитальных школах создал программы этих дисциплин, ввел в них клиническую направленность. В лекциях впервые использовал данные микроскопической анатомии. Погиб в Киеве при ликвидации эпидемии чумы.

М.И. Шеин – перевел с немецкого языка учебник анатомии Людвига Гейстера, который и был издан впервые в 1757 году в Петербурге. При этом считал, что правильное познание строения человека полезно для здоровья, исцеления, лечения. Ввел новые анатомические термины на русском языке, сохранившиеся до настоящего времени, создал первый русский анатомический атлас.

Шумлянский -Родился в семье значкового товарища Полтавского полка. Окончил Киевскую академию, после чего стал работать переводчиком в Московском государственном архиве. Когда брат его поступил в Санкт-Петербургский генеральный госпиталь, А. Шумлянский вышел в отставку, переехал в Петербург и в 1773 г. поступил учеником-волонтёром в Санкт-Петербургский адмиралтейский госпиталь. Через три года, в 1776 г., оставлен при том же госпитале лекарем.

В 1777—1783 гг. на стипендию княгини Е. Д. Голицыной изучал акушерство в Страсбургском университете и в 1783 г., защитив там диссертацию «De structura renum», получил степень доктора медицины и хирургии.

Вернувшись в Россию, сдал экзамен в медицинской коллегии, получил право практики в России и был назначен профессором в Санкт-Петербургский медико-хирургический Калинкинский институт. В 1785 г. вместе с М. M. Тереховским был в заграничной поездке для осмотра высших врачебных школ. С 1786 г. получил кафедру патологии и терапии в Московском врачебном училище, а с 1793 г. переведён на такую же кафедру в Московскую акушерскую школу.

Работая над диссертацией, применил оригинальный метод инъекции мочевых канальцев и кровеносных сосудов, благодаря чему показал отсутствие прямого сообщения этих образований между собой. Впервые описал особенности гистологического строения почки: капсулу, извитой каналец, сосудистый клубочек.

Диссертация выдержала в Европе несколько изданий, широко цитировалась и в XIX веке.

Роль капсулы и образованного ею пространства в механизме мочеобразования стала понятна после работ английского исследователя Боумена. В русскоязычной литературе эту структуру принято называть капсулой Шумлянского-Боумена.

12. Кондоиди П.З. и его деятельность в области военной медицины и организации здравоохранения.

Павел Захарович Кондоиди ; 24 июня 1710[3], остров Корфу — 30 августа 1760,Петергоф) — тайный советник, лейб-медик, директор Медицинской канцелярии (1754—1760). Почётный член Петербургской академии наук (1754). Основоположник организации медицинского обеспечения в России.

Генерал-штаб-доктор армии Миниха

· составил инструкцию для генерал-штаб-докторов (утверждена Медицинской канцелярией 16 марта 1739);

· улучшил продовольственное снабжение и гигиеническое состояние госпиталей, считая их залогом успешного лечения больных и раненых;

· ввёл «учёные совещания» врачей армии для принятия мер в затруднительных случаях;

· создал первый в России подвижной (походный) госпиталь.

Директор Медицинской канцелярии

· ввёл историю болезни как обязательный документ;

· ввёл в больницах обязательные вскрытия для определения причины смерти каждого больного и контроля правильности диагноза;

· учредил первую публичную медицинскую библиотеку при Медицинской канцелярии;

· усовершенствовал деятельность госпитальных школ:

· установил их программы, точные сроки обучения и порядок экзаменов,

· запретил телесные наказания,

· учредил доцентуры при госпитальных школах и издал инструкции доцентам (5 февраля 1754);

· учредил акушерские школы (школы «бабичьего дела») в Петербурге и Москве (1757);

· ввёл усовершенствование русских лекарей за границей с целью подготовки преподавателей высшей медицинской школы;

· издал инструкции:

· штадт-физику,

· дивизионным врачам,

· для лечения оспы, кори и др. подобных болезней,

· для осмотра инвалидов, не годных к службе,

· для пользования медицинской библиотекой;

· организовал медицинское обеспечение русской армии в Семилетней войне;

· составил первую русскую фармакопею для полевых аптек и военных врачей;

· издал первый русский список врачей.

13.Барсук-Моисеев Ф.И. – первый доктор, защитивший диссертацию в стенах Московского университета.

Фома Иванович Барсук-Моисеев (Мойза) (1768 — 11 [23] июля 1811, Москва) — российский врач, экстраординарный профессор физиологии и диететики Московского ниверситета, доктор медицины.

Родился в Малороссии, учился в Киевской духовной академии (где составил свою фамилию из монограммы слова — бурсак) и в Московском университете (с 1786 или 1788;медицинский факультет), где был удостоен в 1794 году степени доктора медицины за диссертацию «De respiratione» («О дыхании») — первое присвоение степени доктора наук по медицинскому факультету по указу Екатерины II от 29 сентября 1791 года. В 1795 году произведён в экстраординарные профессора, читал физиологию, патологию, терапию, семиотику и диететику.

С 1811 году — в отставке «за нечаянный порок невоздержанности».

14. Влияние трудов Радищева на мировоззрение врачей и интеллигенции.

Хотя Радищев писал стихи, поэмы, а также сочинил философский трактат “О Человеке, о его смертности и бессмертии”, в памяти потомков он остался всего лишь автором “Путешествия из Петербурга в Москву”. Это сочинение получило весьма нелестную характеристику А. С. Пушкина, который написал, что оно “причина его несчастья и славы, есть очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге”. У Пушкина, который по праву считается создателем русского литературного языка, были достаточно веские основания для столь сурового приговора. Однако вспомним, что Пушкин создавал этот новый язык, безжалостно разрушая старый, который был, несомненно, громоздким, корявым, чересчур архаичным, зато вполне соответствовал внутреннему строю пусть “варварской”, но самобытной русской души, тогда как язык Пушкина был достоянием довольно узкого круга дерзкой и вольнодумной молодежи, воспитанной в европейском духе и зачастую с трудом изъяснявшейся на родном “варварском” наречии. Можно ли безоговорочно утверждать, что легкость, гладкость, гибкость, плавная текучесть и изящество языка Пушкина — свидетельство его несомненного достоинства по сравнению с языком Державина, Карамзина и Радищева. Быть может, правы те, кто считает стиль Пушкина легковесным, а мысль, выраженную в характерной для него свободной, раскованной форме, — плоской и упрощенной? Безусловно нет.