11 Apr 2018, 10:59

Кто главный врач 40 больницы в москве

Share

https://www.znak.com/2015-02-05/intervyu_s_zaveduyuchim_otdeleniem_chelyabinskoy_bolnicy_3_kotoroe_zakryvaet_glavnyy_vrach_foto

https://www.znak.com/2015-02-05/intervyu_s_zaveduyuchim_otdeleniem_chelyabinskoy_bolnicy_3_kotoroe_zakryvaet_glavnyy_vrach_foto

«Олег Викторович уже давно не лечил людей и не общался с больными»

Интервью с заведующим отделением челябинской больницы №3, которое закрывает главный врач. ФОТО

Скандал в челябинской больнице скорой помощи (ОКБ №3), который разгорелся из-за закрытия травматолого-ортопедического отделения экстренной помощи, продолжается. Заведующий отделением Виталий Дрягин категорически не согласен с ликвидацией своего структурного подразделения и собирается судиться с главврачом «тройки» Олегом Маханьковым. Корреспондент Znak.com побывала в ОКБ №3 и побеседовала с Дрягиным, который рассказал о причинах конфликта.

- Виталий Геннадьевич, как создавалось травматолого-ортопедическое отделение экстренной помощи?

- Это отделение я и создавал. В 1992 году. Прошло уже 23 года. Как, наверное, и в вашей профессии, когда человек в профессиональном плане уже чего-то достигает, ему хочется чего-то нового. Когда я понял, что экстренная травматология и ортопедия освоены уже достаточно хорошо и освоены уже в полном объеме, решил работать в этом направлении. Особенность отделения в том, что только мы имеем настоящее образование, наши врачи входят в специальную мировую ассоциацию остеосинтеза. В Челябинске практически на мировом уровне работаем только мы да травматолого-ортопедическое отделение, которым в областной клинической больнице заведует Полляк Леонид Наумович.

Здесь, в больнице скорой помощи, два отделения: первое отделение, где мы с вами находимся, на 60 коек, и второе на 40 коек. В первое отделение поступают все экстренные больные: те, кто падает, кого сбивает машина, все криминальные случаи (режут, убивают, попадают в ДТП), с бытовыми травмами, производственными… Во втором отделении мы сделали специальное направление на плановую ортопедию: в первую очередь эндопротезирование суставов и артроскопические операции на суставах. И это уникальное отделение, которое делает в год больше тысячи операций по замене суставов и примерно 400 артроскопий в год, включая различные реконструктивные операции. Там обучены именно на этот стиль лечения пациентов. Естественно, второе отделение тоже открывал я, это было 16 лет назад. Мне было интересно заняться эндопротезированием, но так как 60-ти коек, которые были здесь, не хватало, приложил очень много усилий, чтоб второе отделение было открыто.

- Есть ли целесообразность в таком разделении, в функционировании двух отделений?

- Да, есть очень большая целесообразность. Экстренность есть экстренность, и здесь работают специальные люди, которые спасают жизнь каждую минуту. Среди экстренных пациентов имеется еще большой процент асоциальных – наркоманы, алкоголики. А плановое отделение – это другая категория пациентов, с которыми надо работать индивидуально, в том числе и чисто психологически, потому что многие из них болеют годами, многие не ходят, многие в инвалидных колясках. Они годами ждут операции, выбирают себе доктора, и ждут долгие годы, чтобы прооперироваться именно у нас, и не едут в другие области, потому что не хотят. Операция по эндопротезированию суставов – она, на самом деле, не является экстренной (экстренная – только перелом шейки бедра). К примеру, больной - инвалид по сердечно-сосудистому заболеванию, его оперируют в федеральном центре. Или, упаси Бог, онкологический больной. Эти люди как приходят инвалидами, так и выходят инвалидами, даже если им сделали суперхорошую операцию. А те люди, которым мы меняем суставы, которые работали, – они не идут на инвалидность. Это проект социально значимый, государственный, областной, и государство, и область выделяют нормальные деньги, существуют свои тарифы… И после операций многие из наших пациентов возвращаются к своему труду. Поэтому целесообразность разделения очень большая – психологически разные пациенты, и их нежелательно концентрировать в одном месте.

- В чем причина конфликта между вами и главврачом Олегом Маханьковым?

- Конфликт очень простой. Ситуация такая: лечение любой болезни - хирургическое, терапевтическое, ортопедическое – имеет свой тариф. И тарифы с прошлого года по некоторым заболеваниям не уменьшились, а, напротив, увеличились, при этом зарплата врачей упала. Так, в прошлом году средняя зарплата врача травматологического отделения была в пределах 60 -70 тыс. рублей и сестер – на уровне 30-ти. В бюджетном учреждении, когда доктор получает 60-70 тысяч, – это грандиозная зарплата. Безусловно, интенсивность труда была высочайшая, и в этом году она только увеличилась: мы пролечили больше людей, прооперировали больше пациентов, особенно по высоким тарифам. Но зарплата упала в три раза. Я это высказал главному врачу (неоднократно, причем, высказывал). Ну кому из начальства это понравится?! Я пытался доказать главному врачу, что нам неправильно считают зарплату, и, по нашим расчетам, он не доплатил нашим сотрудникам за первые полгода 3,5 млн рублей. Естественно, никого эти расчеты не интересовали, и вот этот конфликт, по сути дела, был воспринят как выжимание мною из главного врача денег на зарплату сотрудникам, и перерос в то, что есть сейчас: я стал неугоден, и от меня решили избавиться.

- Как были расставлены приоритеты у вас и у главврача: зарабатывание денег за счет оказания платных услуг, улучшение имиджа больницы за счет попадания в федеральные программы, развитие материально-технической базы, создание условий для медперсонала, что-то другое?

- Я могу сказать, что только две больницы в Челябинске имеют все разрешающие документы и лицензии для работы со всеми видами бюджета – наша и первая областная, которой заведует Альтман Дмитрий Александрович. Ну, и по области еще в Магнитогорске - АНО Центральная медико-санитарная часть и ММК (там Марина Викторовна Шеметова – мощный главврач). За все годы, что сохранялось такое положение, Олег Викторович Маханьков не приобрел ничего. Все, что вы видите в этом кабинете (демонстрирует мебель), все, что есть в ординаторских, – все это, мебель, инструмент, мы приобретали сами, через спонсоров, меценатов, то есть он не купил ничего. Только в 2014 году, видя, что нарастает скандал, он купил немножечко оборудования. Но, поверьте, ни одного стула, стола он не купил. Все ремонты происходили вообще за счет того, что мы сами на них зарабатывали деньги - мы развивали очень серьезно платные услуги. Официально проводил Маханьков, но деньги на них зарабатывало отделение. В прошлом году платных услуг было оказано на 13 млн рублей. Модернизация нас, единственного отделения в больнице, не коснулась.

- Олег Маханьков нацелен именно на закрытие вашего отделения или рассматривались другие варианты?

- Он его разрушает.

- Как вообще развивались события?

- 22 декабря главный врач издал приказ о том, что наше отделение сокращается, мотивируя это тем, что травматологическая служба не выполняет план. Ситуация складывается следующим образом: это отделение полностью выполнило план и даже перевыполнило его, а второе отделение, где плановые пациенты, – недовыполнило план по объективным причинам. Во-первых, два там месяца длился ремонт, по которому главврач не издал никаких приказов, поэтому не было уменьшено госзадание. Во-вторых, главврач не сумел организовать работу и в первые месяцы года не было заказов по эндопротезированию. И он, искусственно объединяя два травматологических отделения, говоря о том, что якобы у нас есть общая служба, объединяющая две травматологии, чего никогда не было, говорит, что снизились общие показатели! Конечно, они снизились – за счет показателей второго отделения! И из-за этих цифр он сейчас закрывает первое отделение, которое выполнило план, и добавляет 30 коек в 40-коечное второе отделение. Тем самым 30 коек (первого отделения – прим. ред.) – их не будет просто. Из 100 коек травматолого-ортопедических отделений останется только 70, и 30 коек – он делает какую-то воздушную реабилитацию, про которую вообще ничего неясно. Причем он издает этот приказ 22 декабря, приказа минздрава никто не видел, всем объявляет об этом только 25 декабря, выдает уведомление, не проводит перед этим никаких совещаний, никаких комиссий – вообще ничего, то есть получается, что решение он принял самолично. Может быть, это и было с кем-то согласовано, но нас не поставили в известность. И только 14 января он собирает собрание, после того как я уже написал в министерство здравоохранения Челябинской области письмо от коллектива. Главврач собрал нас и сказал: я сокращаю заведующего, сокращаю старшую сестру, в результате высвобождается миллион, который я вам буду выплачивать в виде разных поощрений. Но сложно комментировать то, что он там сказал.

- Все-таки кто попадает под сокращение?

- Сокращают только заведующего, старшую сестру и сестру-хозяйку. Нам всем по закону предложены различные варианты трудоустройства в этой больнице. Не те должности, естественно, но здесь закон выдержан полностью. Мне, например, главврач предложил перейти, пока только на бумаге, ординатором, обычным доктором, в другое отделение. Цель – надо снять Дрягина, потому что он сильно много говорит… Есть такой анекдот - армянское радио спрашивают: чем отличается Бог от главного врача? Армянское радио отвечает: Бог на сто процентов знает, что он не главный врач, а вот главный врач на сто процентов уверен, что он Бог… То есть человек просто потерял контроль над тем, что он делает.

- А что будет с другими сотрудниками отделения? Куда им предлагают трудоустроиться?

- Им всем отдел кадров выдал документы юридические, все по закону, нет нарушений. Они врачи, и всем предложено трудоустроиться врачами.

- Как вы сами оцениваете перспективы больницы без вашего отделения?

- Даже сложно об этом говорить… Безусловно, свято место пусто не бывает – с одной стороны, казалось бы… Но, с другой стороны, мы приносим такую пользу людям, даже обсуждать это невозможно, даже в комментариях на сайтах это видно – там же очень много записей пациентов с благодарностями. Любой человек должен оставить о себе добрую память. Не думаю, что Олег Викторович Маханьков оставит о себе добрую память в этой больнице. Были главные врачи, я сам из врачебной семьи, я многих из них застал. Матовский, Гроссман, Шмайль, Моргунова – это были настоящие главные врачи в челябинских больницах, в память о них висят доски, о них люди очень хорошо вспоминают. Сейчас осталось немного настоящих главных врачей. Не думаю, что про Олега Викторовича будут очень хорошо вспоминать. Я вам честно говорю, не потому, что у меня с ним заморочка. Про Дрягина – обязательно будут хорошо вспоминать! Я за свою жизнь прооперировал примерно 20 тыс. пациентов, и только протезов поставил 5 тысяч, и мне благодарно огромное количество пациентов, меня все знают. А что можно сказать про главного врача, который не помог ничем за 18 лет, не купил даже стула, на котором можно сидеть. Стула, я подчеркиваю! Это правда, и любой человек в отделении может это подтвердить. Если будет сокращено количество коек, уменьшится плановая помощь по эндопротезированию, экстренность будет все съедать! Та же артроскопия уменьшится в разы, и никакая реабилитация это не заменит. Сначала человека надо прооперировать, а потом уже все остальное. Если останется 70 коек, куда положить плановых пациентов? Их же госпитализировать нужно, прежде чем прооперировать! А они хотят, не долечивая пациентов, переводить их в реабилитацию. И класть новых. Это же неправильно, люди-то чем виноваты?! В том, что у меня конфликт с главным врачом, люди-то ни при чем!

- А долечивание при эндопротезировании сколько времени занимает?

- Со второго дня пациенты начинают ходить, если доктор хорошо их прооперировал. Через шесть-семь-восемь, максимум десять дней их выписывают домой и объясняют, как делать лечебную физкультуру. Через три месяца те, кто относительно молодого возраста, выходят на работу. Я считаю, что в этой больнице вообще не должно быть реабилитации, эта больница задумана как экстренная, она делает свои дела, и здесь 70-80% – хирургические койки. Есть специальные больницы, которые сейчас не на плаву, так скажем. Пожалуйста, делайте в них реабилитацию! Например, водо-грязелечебница – ее присоединяют к городской больнице, и там будут делать реабилитацию. От доктора, который оперирует, зависит очень многое, а потом уже можно делать все что угодно! Есть такая поговорка у нас: счастье больного – в чьи руки он попадет. И реабилитация там не имеется в виду, понимаете? Счастье больного. Потому, что у вас может быть один доктор, а может – другой. Я не говорю, что кто-то лучше, а кто-то – хуже, но вот счастье больного – в чьи руки он попадет.

- Как выстраиваются взаимоотношения травматологии ОКБ№3 с частными клиниками? Вроде бы одной из претензий главврача Олега Маханькова было то, что предварительное обследование больных, их долечивание и реабилитация ведутся в частных клиниках, а основное лечение, включающее замену суставов, осуществляется в больнице скорой помощи…

- Мы взаимодействуем с любыми частными клиниками. Мы брали платных пациентов. Сейчас уже не берем, так как он запретил брать платных пациентов - чтобы мы никого не оперировали, чтобы мы не зарабатывали деньги. Потому что в прошлом году мы сами – без участия главного врача - заработали деньги себе на зарплату. Я не считаю это чем-то зазорным – люди идут сюда на мое имя, на имя моих сотрудников, они хотят, чтобы мы их оперировали, и я считаю, что в этом нет ничего плохого! Абсолютно! Я сам принимаю пациентов в частной клинике, амбулаторно, конечно, и сам направлял сюда пациентов, которые хотели оперироваться именно у нас.

- У вас все это официально?

- Суперофициально, уверяю вас! Ни один человек не может пожаловаться, что Дрягин с кого-то взял денег. И весь город знает об этом. Все отношения с третьей больницей идут по супербелой схеме. Так же, как и со всеми другими больницами. И Олег Викторович это знает прекрасно. Это просто пиар-кампания против меня. Потому что обвинить меня в том, что, допустим, я не работаю, невозможно! Каждый месяц, когда я не в отпуске, я оперирую 48 больных, ставлю 48 протезов. По три операции в день. И плюс все, что вокруг, – это я организовал. А Олег Викторович хочет все это сломать. Если не будет коек – в первую очередь не будет доступности операций для пациентов.

- Но все-таки, почему такая политика?

- Я - неугодный человек! Я пытаюсь сделать так, чтобы он платил нам нормальную зарплату, а он доказывает, что и так платит нам очень хорошую зарплату. А поскольку я начинаю доказывать ему, что это не так, становлюсь неугодным, меня пытаются выжить. И так было с многими здесь… И эта политика в результате направлена против тех пациентов, у кого нет денег, которые здесь могут прооперироваться бесплатно. Те, у кого деньги есть, могут поехать за границу, в Москву, в Курган… Что делать тем, у кого нет денег? Они же тоже хотят получить хотя бы чуточку возможностей, выбрать себе доктора, в котором они уверены… А таких пациентов – 95%! Олег Викторович уже давно не лечил людей и не общался с больными. Он не знает, что это такое.

- Если все-таки придется уходить, куда уйдете?

- Никуда. Я не буду пока работать. Я подал в суд, привлек адвокатов. Буду требовать восстановления в должности. Считаю, что правда должна восторжествовать. Маханьков гнет свою линию, а за мной стоят люди, пациенты, которые меня поддерживают. Мне звонят, собираются выйти на пикет к областной администрации.

- То есть пока у вас настроение – именно отбиться?

- Нет, у нас - война.

Ладожское озеро является самым большим в Европе.

Направление в городскую больницу № 10. ревматологические больные: Направление можно получить в поликлиннике 167 во вторник с 10:00 до 14:00 в кабинете № 104, либо в 1 ГКБ в четверг. травматологические больные: вторник с 10:00 до 14:00; ортопедические больные: понедельник с 14:00; травмпункт находится на Гончарная набережная, 3 (ст. метро «Таганская»). Предварительная можно записаться по телефону (495)915-63-04;

Примечание

Больница №10 - медицинское учреждение, целью которого является квалифицированная медицинская помощь . Здесь вы сможете узнать как доехать и найтиадрес данного медучреждения. Здесь содержится самая полная информация для пациентов, перечислены врачи больницы и другие важные детали. Выбор медицинского учреждения, куда вы обратитесь – дело ответственное. Но мы сделали все возможное, чтобы предоставить полную информацию об интересующем вас медучреждении, в том числе и отзывы о больнице. На нашем сайте содержится перечень отделений больницы, и можно выбрать куда и к кому обратиться. Не нашли нужную информацию, и вы хотите узнать что-то еще? Тогда, на этой странице содержится ссылка на официальный сайт данного медучреждения.